Меню

 
 
facebook
вконтакте

Почему новые технологии так и не повысили производительность. Часть 2

27.03.2018 17:44  Разбор полетов

Почему новые технологии так и не повысили производительностьА если заложить ИТ-продукцию в цены?

Теперь давайте посмотрим на работы других исследователей, которые заявили: "Хорошо, у нас есть другой путь, зайдем через заднюю дверь. А какова стоимость данных высокотехнологичных товаров?". Можно воспользоваться их методами, ввести новые данные и выяснить, станет ли понятнее, какой могла бы быть стоимость этих ИТ-товаров и услуг. Есть порядка дюжины или около того достаточно скрупулезных исследований, которые пытались оценить стоимость высокотехнологичных продуктов. Но хоть одно из них приближается ли к сумме, близкой к $3 трлн? Если коротко, то нет.

Все эти исследования обычно показывают цифры в пределах от $100 до 200 млрд. Это, разумеется, не мелочь, но все равно ничто по сравнению с $3 трлн валового продукта, которых мы недосчитываемся по причине замедления темпов роста производительности. Самую большую цифру дают Остан Д. Гулсби из Школы бизнеса имени Бута при Чикагском Университете и Питер Дж. Кленов из Стэнфордского университета, которые посчитали, что общая потребительская стоимость таких продуктов может быть в районе $850 млрд. Это в два раза больше второй по значимости оценки исследователей, не все равно так и не приближается даже к одной трети от "потерянных" $3 трлн. Более того, исследования, на которые я ссылаюсь, оценивают общую выгоду, создаваемую данными продуктами, что включает в себя доходы, учитываемые при расчете ВВП, а также потребительскую выгоду, которая не попадает в статистику.

Последствия ошибки вычислений

В качестве третьего направления анализа можно взять эти недостающие $3 трлн по номинальной стоимости и сказать: "Хорошо, допустим, эти $3 трлн реально существуют, и мы просто не учли их в своей статистике". Что это должно означать, и что должно произойти, если бы мы их учли? Взмахнем нашей волшебной палочкой, представим, что эти $3 трлн нашлись и зададим себе вопрос, а где эти цифры должны появиться? Куда мы их должны добавить?

Исходя из тех данных, которые мы способны посчитать, в 2015 году общая добавленная стоимость, созданная в связанных с ИТ-технологиями отраслях США, составила $1,4 трлн. Это последний год, за который доступны статистические данные. Это больше $800 млрд (с учетом инфляции) – показателя за 2004 год. Таким образом, рост производства в связанных с ИТ-продукцией отраслях можно оценить примерно в $600 млрд. Теперь, если допустить, что это как раз те отрасли, в которых и появились недостающие $3 трлн, то фактически получается, то $600 млрд – это лишь верхушка айсберга. Есть еще $3 трлн, которые были произведены, но затерялись в статистических данных, и реальная цифра это не $600 млрд роста, а аж целых $3,6 трлн.

И тогда зададимся вопросом: "Хорошо, а это вообще похоже на правду, что, по сути, была посчитана лишь одна шестая от всего объема дополнительной продукции, созданной в этих отраслях?". Неужели наши возможности вычисления объемов производства настолько плохи, что мы охватываем лишь 17% от всей экономической активности в этих секторах? Вот такие последствия несет в себе гипотеза ошибки вычислений.

Другое последствие заключается в том, что рост производительности в этих отраслях оказался астрономическим. Согласно статданным, в указанных секторах экономики произошел 80%-й рост производительности труда. В 2015 году один час рабочего в связанных с производством ИТ-продукции отраслях создавал на 80% больше стоимости, чем в 2004 году. Это очень существенный рост. Но, согласно гипотезе ошибки вычислений, он был еще больше – 415% за 10-летний период. Может ли такое быть, чтобы эти отрасли на самом деле продемонстрировали подобный рост, такой, который по своей величине превысил все, что мы только могли наблюдать в любом из секторов экономики на протяжении очень длительного периода времени?

На это можно посмотреть еще и с такой точки зрения: $800 млрд составляли порядка 8% от ВВП, когда замедление темпов роста производительности только началось. $3 трлн сейчас – это уже 17% от ВВП. Неужели мы недосчитались 17% ВВП в отраслях экономики, на которые приходилось 8% ВВП в момент начала замедления?

Просто основываясь на своем опыте, я не могу ответить ни на один из этих вопросов и однозначно сказать, насколько это правдоподобно или нет. Но при всем прочем, следует отметить, что если согласиться с гипотезой ошибки вычислений, то придется принять на веру весьма удивительные цифры.

Доказательство доходами

Наконец, давайте сопоставим доходы и объемы производства. ВВП – это общая стоимость всех расходов в экономике. Валовый внутренний доход – это обратная сторона того же показателя, сумма всех доходов в экономике. Эти два показателя, когда в них все подсчитано, должны равняться друг другу, поскольку расходы одного лица для другого являются доходами. Но на практике это никогда не случается, поскольку при расчете данных показателей используются разные данные. Бюро экономического анализа рассчитывает оба этих показателя, и они очень близки друг к другу, но никогда не совпадают.

Если посмотреть на разницу между ними, то видна определенная модель. Начиная с 2004 года валовый внутренний доход превышал ВВП в среднем на 0,5% в год. Если сложить вместе все эти расхождения за то десятилетие, в течение которого происходило замедление темпов роста производительности, то получается почти $1 трлн. В некотором смысле можно сказать, что $1 трлн был заработан за последние 10 лет, но он никак не отразился в расходах.

По этому поводу говорят: "Вот, фактически данное расхождение полностью соответствует гипотезе ошибки вычислений". Суть в том, что такие компании как Google, Facebook и другие платят сотрудникам достаточно хорошо за созданные продукты, которые распространяются бесплатно. Доходов, видно, очень много, поскольку сотрудники получают зарплату, а расходов нет, так как никто ничего Google не платит при использовании его сервисов. Поэтому данный разрыв и получается. Вот такая версия.

Проблема в том, что указанное расхождение появилось не тогда, когда началось замедление темпов роста производительности. Оно появилось в 1998 году и фиксировалось каждый год вплоть до 2004 года. Разрыв не начал образовываться вместе с распространением смартфонов и социальных сетей, он уже существовал. Более того, если взглянуть на источники формирования роста доходов и их отрыва от объемов валового продукта, то они связаны не с оплатой труда, а со стоимостью капитала. Другими словами, прибыли компаний были как раз высокие, что прямо противоречит предположениям, исходящим из теории ошибки вычислений и говорящим о высоких зарплатах в сочетании с низкими доходами.

Отчасти это происходит потому, что компании Google, Facebook и другие раздают свою продукцию вовсе не бесплатно, разумеется. Мы можем не платить за их услуги напрямую каждый раз, когда пользуемся ими, но совершенно неправильно утверждать, что не происходит никаких сделок, которые можно было бы учесть в статистике. К примеру, все компании, которые рекламируют мне свои товары и услуги в Google или Facebook, платят последним за размещение объявлений. А это учитывается в ВВП. Более того, я не смогу воспользоваться возможностями Google или Facebook, GPS-навигации или сделать фото, пока не куплю определенные устройства, и, конечно, же я ничего из этого не смогу сделать, пока не подключусь к интернету, заплатив за широкополосный или беспроводной доступ. Все эти сделки включаются в показатель ВВП. Поэтому вовсе не очевидно, что мы ничего не платим за подобные услуги, или что подобные платежи никак не учитываются.

Все четыре направления анализа предполагают, что замедление темпов роста производительности реально. Допуская иное, опираясь на возможные ошибки при вычислениях, придется признать не только то, что мы плохо считаем объемы валового производства, но и что именно на рубеже 2004-05 годов произошло системное ухудшение методик расчетов, при этом ухудшение в определенном направлении. Пока никто не отважился предположить, что именно это и произошло.

Есть чего бояться, но в панику не впадать

Итак, есть ли повод для беспокойства? Если темпы роста производительности останутся на текущем уровне, то да. Мы будем значительно беднее, чем могли бы быть в противном случае. Собственно, мы уже беднее. По итогам десяти лет снижения темпов роста производительности, мы сегодня беднее на $9 тыс. в год. Но есть основания надеяться, что рост производительности восстановится. Вглядываясь в исторические данные, я вижу, что текущий тренд в росте производительности отражает прошлые тренды.

Исторически рост производительности за счет изменения базовых технологий происходил волнами. В качестве примера рассмотрим период, который я называю "эрой портативных мощностей" - время, когда начали распространяться такие технологии, как двигатель внутреннего сгорания и электромотор. Эта эра началась примерно в 1890 году и закончилась в середине 1930-х годов. В первые 25 лет рост производительности был достаточно скромным – менее 1,5% в год. Затем, начиная примерно с 1915 года, темпы роста ускорились примерно до 3% в год и оставались на этом уровне в течение 10 лет. Затем вновь произошло замедление до середины 1930-х годов. Таким образом, было 25 лет замедления, когда технологии только начали распространяться, 10 лет ускорения и потом очередное замедление.

Эхо прошлых трендов

Начавшаяся в 1890 году эра, отмеченная изобретением двигателя внутреннего сгорания и появлением ряда других технологий, видела как периоды ускоренных, так и замедленных темпов роста производительности. Параллель можно провести и с более близким к нам временем. Попробуем сравнить это явление с тем, что мы пережили в начале эры ИТ-технологий, которая началась примерно в 1970 году. Вновь у нас было 25 лет низких темпов роста производительности, десятилетие ускоренного роста с 1995 по 2004 года и затем замедление. И тут встает вопрос, а что было после аналогичного второго замедления в эру портативных мощностей? А было еще одно ускорение, когда темпы роста производительности вернулись к 3% в год.

Индекс производительности труда 

У нас имеется одна волна роста в эру ИТ-технологий, с 1995 по 2004 года. Вполне может быть еще и вторая, а вероятна еще и третья. Это не означает, что она обязательно будет или что она начнется прямо завтра. Но история учит нас тому, что рост производительности за счет внедрения новых технологий может происходить в течение нескольких волн. Это практически неотъемлемое свойство процесса распространения новых базовых технологий – наличие периода сдержанного роста, когда людям необходимо понять, как использовать все эти новые технологии. Эра ИТ вся наполнена подобными технологиями, включая искусственный интеллект, которые лишь начинают прокладывать себе дорогу в коммерческом применении.

Поэтому к проблеме замедления темпов роста производительности необходимо относиться серьезно, но не впадая в отчаяние перед будущим. Следите за статистическими данными, а еще лучше, повышайте свою личную производительность и производительность своей компании, насколько это возможно, и тогда есть шанс, все вместе мы и сдвинем все с мертвой точки.

Источник: The University of Chicago Booth School of Business Review.ChicagoBooth.edu

Часть первая

Подпишитесь на нашу рассылку, и каждое утро в вашем почтовом ящике будет актуальная информация по всем рынкам.

Школа бизнеса им. Бута при Чикагском университете
Школа бизнеса им. Бута при Чикагском университете
профессор экономики
Школа бизнеса им. Бута при Чикагском университете
участник рейтинга
Ваша оценка: 
1
1 пользователь оценил материал на 1.
В мой блог
 

Прогнозы «Ленты Финама»

 
Делайте прогнозы, набирайте баллы, участвуйте в конкурсах и получайте призы.
Курс доллара к рублю
на 31 октября
Газпром
на 1 ноября
Курс доллара к рублю
на 28 декабря