Почему Россия не Венесуэла

31.01.19 18:07 Разбор полетов

Почему Россия не ВенесуэлаЭкономика Венесуэлы переживает острый кризис, в 2018 году инфляция в стране составила 1 700 000%, ВВП сократился на 11%. В минусе экономика страны находится уже пять лет, в 2014 году падение составляло около 4%. По итогам 2019 года эксперты ждут инфляцию на уровне 10 000 000%, ВВП, по прогнозам, упадет на 15%. Российская экономика демонстрирует пусть и очень умеренный, но рост. В 2018 году, по оценке Минэкономразвития, ВВП поднялся на 2%. А политика инфляционного таргетирования, проводимая ЦБ, позволяет удерживать инфляцию вблизи рекордно низких значений. Тем не менее эксперты проводят параллели между двумя странами и говорят о возможности катастрофы и в российской экономике, обращая внимание на нефтяную зависимость обеих стран. Можно ли сравнивать экономики России и Венесуэлы? Об этом рассуждали эксперты в ходе онлайн-конференции Finam.ru "Российская экономика: с оглядкой на Венесуэлу".

Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа ФБК:

- Почему нельзя сравнивать? Можно. Может, России тоже уготована такая судьба, - экономическая катастрофа? А чего, и Венесуэла, и Россия – богатейшие нефтью страны, но это не уберегло Венесуэлу от тяжелейших экономических проблем. Значит, не богатство сырьевыми ресурсами определяет перспективы экономического развития. Можно и при богатствах, как оказывается, дойти "до ручки". Значит, главное – это меры экономической политики, устойчивость и эффективность рыночных институтов.

Безрассудный экономический популизм – вот отличительная особенность действий правительства Венесуэлы. Власти сделали почти бесплатными бензин и электричество, в десятки раз индексировали минимальный размер оплаты труда. Хотя, безусловно, и абсолютно необходимыми вещами занимались: строили школы, больницы и пр.

В России такого нет. Элементы популизма, конечно, случаются, особенно накануне очередных выборов. Однако в целом такого, безусловно, нет. Скорее, даже наоборот: повышение пенсионного возраста, введение налога на самозанятых. Теперь вот, похоже, введение социальной нормы потребления электроэнергии (хотя от этого власти поспешили откреститься) и фактически дополнительного подоходного налога в виде отчислений граждан в индивидуальный пенсионный капитал и прочее-прочее. Происходящее сегодня в России можно назвать другой крайностью. В Венесуэле – популизм, в России – фронтальное усиление финансового гнета на население.

Что происходит в первом случае – мы видим на примере Венесуэлы, что может быть во втором случае – нам еще предстоит увидеть.

Проблема Венесуэлы еще в том, что в стране проводилась абсолютно непрофессиональная денежно-кредитная политика. Решать проблемы экономики, уровня жизни людей с помощью печатания денег – это, конечно, круто для 21 века. Так что по этому направлению мы с Венесуэлой диаметрально расходимся.

Изоляционизм – а вот здесь много общего. Известно же, что многие латиноамериканские страны не поддерживают Мадуро. Умудрились венесуэльские лидеры перессориться чуть ли не со всеми. Как и мы, впрочем. И санкции в отношении Каракаса действуют со стороны США. Другое дело, что Венесуэла не отвечает контрсанкциям. Так что в этом случае уже венесуэльцы действуют грамотнее россиян.

Что касается отношений собственности, то здесь ситуация примерно схожая: и там, и там крен в сторону огосударствления экономики.

Юрий Зайцев, доцент кафедры ЭПГЧП МГИМО, старший научный сотрудник РАНХиГС:

- Конечно, нельзя сравнивать. Это две совершенно разные экономики, с похожими, но все же разными экономическими моделями. Общей чертой для стран является высокая зависимость от экспорта нефти, которая определяет уязвимость экономики. При этом, факторами уязвимости и рисков является не только зависимость от международной конъюнктуры, определяющей цены на нефть, но и концентрация административного ресурса вокруг нефтяной сферы, которая задает тон для всей экономики. Высокой инфляции и кризиса у нас нет. Но риски сохраняются.

Обратите внимание
Стратегия «Клондайк» отличается тщательным подбором активов, что позволяет даже на падающем рынке находить торговые идеи, приносящие значительный доход, зарабатывая не только на росте, но и на падении котировок.

Тимур Нигматуллин, аналитик "Открытие Брокер":

- Сравнение напрямую не имеет особого смысла, да и не может быть полноценно проведено с учетом сомнительного качества макростатистики. Тем не менее анализ причин и долгосрочных следствий политических и экономических решений позволят не повторять чужих ошибок.

Например, для Венесуэлы долгие годы характерен хронический дефицит государственного бюджета (по данным МВФ, в 2010–2014 годах расходы в среднем в 1,5 раза превышали доходы). Избыточное давление на бюджет создает сложившееся в стране масштабное субсидирование государственных компаний и социальной сферы. Одновременно, несмотря на публичную антиамериканскую позицию Венесуэлы, в последние десятилетия основным торговым партнером страны остаются США, которые являются и основным покупателем венесуэльской нефти (по оценкам ООН, около 45% всего экспорта Венесуэлы приходится на США) и ключевым поставщиком промышленной и сельскохозяйственной продукции. Знакомое сочетание факторов, неправда ли?

Марат Сафиулин, управляющий Федеральным фондом по защите прав вкладчиков и акционеров:

- Сравнивать экономики разных стран можно только по определенным параметрам и по тем действиям, которые предпринимают государства для решения экономических проблем.

Что касается России и Венесуэлы, то общее у них – это значительная доля добывающих отраслей в ВВП, зависимость наполняемости бюджета от внешней торговли, а, соответственно, от цен на энергоносители. Из этой особенности проистекают общие проблемы. Кроме того, с недавнего времени общее для наших стран – наличие международных экономических санкций. Однако на этом, пожалуй, сходство заканчивается. Экономическая политика наших стран совершенно разная. Можно говорить даже о разном экономическом строе, сложившемся за последние десятилетия. Венесуэла очень близка к социалистической модели с огромными социальными обязательствами.

"Оглядка на Венесуэлу" – это скорее о возможных последствиях событий в южноамериканской стране на нашу экономику. Здесь есть, о чем говорить, поскольку есть достаточно крупные российские инвестиции в Венесуэлу. Кроме того, велика роль Боливарианской Республики в мировом производстве нефти, и любые катаклизмы способны вызвать повышенную турбулентность на глобальном рынке углеводородов, что также способно повлиять на состояние российской экономики бюджета.

Есть также политические риски, связанные с возможным углублением раскола между Россией и Западом в связи с различным отношением к событиям в Венесуэле. При негативном и долгосрочном развитии кризиса эти риски могут реализоваться в экономике, например, в форме дополнительных санкций.

Обратите внимание
Стратегия «Гибридная» - это гибкое сочетание государственных облигаций РФ и акций наиболее крупных, ликвидных и надёжных компаний, что позволяет получать доход по стратегии 30-35% годовых.

Комментарии

Загружаем...