Нужно определиться с правовой природой криптовалют

28.04.22 13:14 Криптоновости и комментарии
Шугаев Сергей
заместитель председателя Московская коллегия адвокатов

Генпрокурор Игорь Краснов предложил законодательно признать криптовалюту предметом преступных посягательств и применять к ней ограничительные меры. Он сказал это, выступая с отчетом в Совете Федерации.

Может ли криптовалюта быть предметом преступного посягательства? Давайте для простоты возьмем биткоин. Безусловно. Пока биткоин по каким-либо причинам пользуется материальным спросом, подкрепленным инфраструктурой по его покупке и продаже, будут и его хищение, и использование в преступных целях. Но можно ли применить к биткоину действенные ограничительные меры? Боюсь, что нет. Тут я соглашусь с мнением Банка России, озвученном в докладе, который доступен на сайте мегарегулятора. Обеспечить необходимую прозрачность обращения криптовалют невозможно. А значит невозможно обеспечить и любые ограничительные меры, даже если они будут установлены на законодательном уровне. Кроме того, в рамках судопроизводства анонимность криптовалютного оборота на все 100% обеспечивает отсутствие доказательственной базы для признания ее принадлежности конкретному лицу.

С точки зрения закона криптовалюта не вписывается ни в национальную, ни в международную систему права. Поэтому и столь радикально противоположное отношение к биткоину в разных государствах. В Китае он запрещен, а в Японии – является официальным средством платежа. Почему так? Потому, что китайцы своевременно осознали, что регулировать его оборот невозможно, а сама система криптовалют подрывает национальную финансовую, а значит и властную систему, то есть государственность. А японцы, по-видимому, посчитали, что лично им это не грозит. Не буду тут вдаваться в конспирологические версии.

С точки зрения декларирования позиции надзорного государственного органа заявление Генерального прокурора абсолютно правильное. Незаконные действия должны быть немедленно пресечены, а используемое в этих действиях имущество конфисковано. Предмет преступления возвращен законному владельцу. Однако, для этого все же сначала необходимо определиться с правовой природой этого явления, которая по моему личному мнению просто отсутствует. Нет правовой природы у программы "эксель", даже если она позволяет идентифицировать ее пользователя и каким-либо способом определять сколько у него было денег. Это только технический инструмент для подсчетов. Авторские и исключительные права я не беру.

У нас существует правовой аналог, который, опять же по моему личному мнению, является самым близким и правильным к регулированию правоотношений, связанных с оборотом криптовалют – судебной защите не подлежат требования, исходящие из участия в играх. Я полагаю, такой подход был бы самым правильным с точки зрения сохранения государственности.

Комментарии

Загружаем...