Мартовская статистика России наметила, но не очертила полного масштаба стресса

28.04.22 12:10 Новости и комментарии
Аналитики
"Росбанк"

Мартовская статистика наметила, но не очертила полного масштаба стресса. По данным Росстата, ключевые индикаторы деловой активности предприятий и потребления приступили к снижению, сохранив по итогам прошлого месяца положительные годовые оценки.

Промышленное производство показало прирост на 3.0% г/г (-1.0% м/м с исключением календарного и сезонного факторов), в основном благодаря поддержке добывающих отраслей (+7.8% г/г). В обработке снижение оказалось символическим (-0.3% г/г), однако по ряду направлений (в особенности производство электрооборудования, автомобилей и прочих транспортных средств) наметился острый спад. Производство электроэнергии (+1.5% г/г) и услуг водоснабжения (+7.2% г/г) осталось в положительной зоне.

Индикаторы делового оптимизма в добывающем и обрабатывающем секторах в апреле перешли к снижению: -0.4% и -2.7% с исключением сезонности. Причиной стали ожидания ухудшения спроса. Несмотря на то, что показатели остались выше минимальных значений марта 2020 года, ожидания выпуска в ближайшие 3 месяца сократились до уровней периода локдауна. При этом уровень загрузки мощностей в апреле опустился до 58% и 61%, соответственно.

Оборот розничной торговли наметил замедление прироста – по итогам марта прибавил 2.2% г/г (против 5.7% г/г в феврале). Довольно неожиданной стала композиция оборота: продажи продуктов питания резко ускорились (5.1% г/г, 3.4% г/г в феврале), вероятно, отражая спрос впрок. При этом продажа непродовольственных товаров резко обвалилась (-0.3% г/г, 7.9% г/г в феврале) вопреки нашим ожиданиям конверсии денежных сбережений в материальный формат. 

Ключом к решению данной загадки может стать динамика дефлятора розничной торговли: в продуктах питания дефлятор достиг 16.9% г/г, а в непродовольственном сегменте – 21.0% г/г. В последнем случае оценка превысила рапортованные данные Росстата по ИПЦ. Дефлятор в первом приближении видится как более адекватный способ измерить быстро меняющиеся цены в условиях гибкой структуры потребления, тогда как измеримая потребительская инфляция усредняет структуру потребления за последние 8 кварталов. Соответственно, скачок цен на непродовольственные товары мог повысить внутренние стимулы для экономии и/или переключить спрос на покупку продуктов питания впрок в ожидании сопоставимого роста цен на продовольствие.

Рынок труда остался последней "тихой гаванью". Уровень безработицы удержался вблизи 4.1%. Данные по динамике реальных заработных плат были доступны только по итогам февраля – на тот момент прирост достиг 3.6% г/г. Однако уже первые данные по реальным располагаемым доходам в марте указали на снижение показателя (-1.2% г/г), вероятно, по причине негативного влияния инфляции на все виды первичных доходов (соцвыплаты и заработные платы) и потери части доходов от предпринимательской и иной деятельности.

В довершение недельная инфляция за период с 16 по 22 апреля составила 0.25% н/н. В числе товаров, показавших снижение цен, оказались медикаменты и топливо. Одновременно с этим продукты питания и некоторые сезонные виды услуг (внутренние авиаперелеты) продолжили демонстрировать рост цен. В этих обстоятельствах годовая оценка инфляции осталась в пределах 17.7% г/г, что сохранило перспективы для решительных действий Банка России по дальнейшему снижению ключевой ставки на апрельском заседании (Росбанк: -200 бп).

Комментарии

Загружаем...