Литературный конкурс. Транс-порт

13.07.15 16:15 Разбор полетов

Жара, июль, неутомимый диктор федерального канала со своим виденьем о температурных аномалиях этого знойного лета 2010 года: кажется, плюс 50 в тени, а может быть и больше. И молчаливый шёпот у Фонтанки, в маркетах и общественном транспорте: надвигается голодный год, посевы погорели, земля высохла...

Ниночка всегда подрабатывала. И в этом году, взяв отпуск и пересчитав у кассы отпускные, поняла, что устоявшиеся традиции поменять снова не получится. Русло её жизни в этот же день подсунуло обычную для этих отпускных обстоятельств муниципальную газету, где для Нины был предоставлен кой-какой выбор в рамках одной рекламной страницы.

Нина не выбирала, просто тупо уставилась, сидя на лавке в парке, в этот набор текстов - объявление само выбрало Нину. 

Звонок работодателю "проинформировал", что собственно уже завтра можно выходить на работу, а также, что режим работы с 8 утра и до 23:30 "просто мыть посуду" не предполагает выходных дней, поскольку нужно было заменить основного работника, проработавшего в таком же режиме около года и отправленного в небольшой трёхнедельный отпуск. Надо так надо, для Нины вопрос чужих интересов всегда решался вот так просто.

Ресторан специализировался на обслуживании водных круизов. Рабочее место посудомойщицы находилось в настоящем пекле, в том смысле, что как раз печь-гриль, которая не затухала круглые сутки, располагалась в трёх метрах от новой вотчины Нины...

Потекли бредовые дни и полуночи. Заступив с 8 утра в свалку громадных кастрюль, и гору заплывших жиром сковородок, и всяких там гриль-приспособлений, в 23:00 выходила она из такой же свалки. Обычно за хорошую бесперебойную работу ей разрешали успеть на последний муниципальный рейс, поскольку заночевать на пирсе свора отпущенных собак всё равно не дала бы.

Было жарко, очень жарко - обычно к вечеру в ведре на полу плавилась её сумка из кожзама, а иногда и резиновые сланцы на ногах. Однако и здесь Нина нашла себе отдушину, а именно - перед носом закупоренное окно, протерев которое можно было увидеть другой мир, полный красок и жизни.

К концу первой недели Нина поняла, что этот "фитнес", а именно так она называла каждую свою новую подработку, сильно не для неё... Отступать тоже было понятно - некуда: затратив здесь неделю времени, теперь можно было забыть о других вариантах из той дежурной газеты. Мысли Нины, применяющей приемы из психологических тренингов, выстроились в сумбурную очередь такого адского времяпровождения... "Мурат всегда прокормит всех своих жён... А причем здесь повар? Ах да, именно так Мурат приветствовал Нину, когда делился запеченными рёбрышками". "Ничего-ничего, жена Калинина вязала сетки в гнилом подвальном помещении в ГУЛАГе". "В блокаду в Ленинграде люди выжили".  "А ведь эта сменщица здесь почти год проработала, ну да, вернется ли..."

Протирая "своё" окно, Ниночка каждый день наблюдала вынос на лайнер и обратно сотен яств, каких сама не пробовала ни разу. Часто всё, что было не тронуто на лайнере, отправлялось в воды мирового океана, и Нина представляла, как им, этим рыбам, было часто вкусно... Сама же Нина за месяц такого фитнес-отпуска истощилась килограмм на пятнадцать - то ли от нагрузок, то ли от того, что и рёбрышки ей стали доставаться с каждой неделей всё реже.

И всё-таки чутьё Нину не подвело, и случилось то, чего она вовсе не хотела. В тот вечер муниципальный транспорт заглох практически у моста по пути к её микрорайону. Ко всему прочему она вспомнила, что вчера эта часть улицы перед мостом почему-то не освещалась, и теперь Ниночка молча и взволновано брела в тусклом ночном свете к мосту, который мгновенно, при первых шагах по нему, перестал освещаться... Сгустился туман, звенела ревущим громом тишина. Нина не слышала своих шагов и не чувствовала опоры под ногами, глаза её превратились в два увеличительных стекла-поводыря. Она шла, еле различая на той стороне пропасти огни автозаправочной станции ТНК-BP. Как всегда, Нина в таких ситуациях себя упражняла - она прогнозировала, что будет Завтра, собственно именно это её отвлекало от невозможности Сегодня. Скоротечные мысли поведали, что надо успеть Сегодня перейти мост, потому что этот свет станции потухнет навсегда вслед за вчерашней потухшей улицей и сегодняшним потухшим мостом.

Утром Ниночка ощутила почти праздник в душе и к своему невообразимому удивлению обнаружила, сидя в троллейбусе, что уже с утра был полностью демонтирован, обесточен и сгружен в грузовики весь арсенал станции ТНК-BP. Ниночка поняла, что успела.

А далее были следующие такие же недели работы, которые завершились-таки для Нины врученными ей шестью тысячами заработанными за весь период рублями. И произошло еще что-то, что-то главное - как-то утихли разговоры о голодном годе по ТВ и среди людей.

Нина ещё долго по привычке для отдыха просто закрывала глаза и вспоминала бесчисленные блюда морской и иной кухни, которые проплывали перед глазами и также бесшумно и закономерно возвращались в мировой океан.

Комментарии

Загружаем...