Литературный конкурс: Решение по Булгакову

05.06.15 12:11 Разбор полетов

Отсиживаясь во время событий, неотъемлемо связанных с Украиной, в министерском офисе, мне все чаще приходит мысль, что кризис для многих моих коллег – не столько неприятность, сколько шоу, которое удовлетворяет человеческую потребность в зрелищах. Чиновник выполняет и отдает поручения. В условиях определенной стабильности фонда оплаты труда ему не приходится думать о собственном выживании. Поэтому он наблюдает, как выживают другие.

В моем случае этим другим оказался молодой человек с двумя высшими образованиями, который пришел в Департамент в конце 2012 года и совершенно не интересовался размером своей будущей зарплаты. Интеллигентно уточнил специфику своей деятельности и согласился надеть погоны, когда узнал, что будет заниматься внутренним аудитом.

Согласно резюме он был из системы «РАО ЕЭС России», а потом, после расформирования энергетической монополии, какое-то время имел хороший доход в одной из компаний-наследниц. Почему решил отказаться от комфортного образа жизни — коллегам не говорил. Отнекивался,  что захотел перемен.

С ним было приятно общаться, мы подружились. Он всегда говорил, что думал и мало чего боялся. Как-то к празднику Дня Победы публично снял со стены портрет президента, заменив его на боевую фотографию деда, воевавшего под Ленинградом. Поэтому коллективом с опаской был отнесен к режимным оппозиционерам.

Так или иначе, он был одним из немногих, кто ударно работал. Поскитавшись пару месяцев по архивам, совсем еще молодой человек выложил на стол руководителю папку с надписью «Министр и К». История о незаконной продаже здания научного института, как мне рассказывали. Далее последовали папки «инвестиции в Дагестане», «нефтебазы Дальнего Востока». Молодого специалиста, казалось, ожидало большое будущее.

Однако специфика проверочной деятельности заключается в том, что честный проверяющий редко пользуется любовью коллег, а в особо неуступчивых случаях вызывает прямое неодобрение. Он не отступал. Часто вспоминал Булгакова: разруха – не воображаемый враг, она в головах, и возникает с того момента, когда люди начинают справлять нужду мимо унитаза.

События 2014-2015 годов мы встретили в одном подразделении. К тому времени у моего товарища от стресса, вызванного постоянным внешним давлением, начали седеть виски. В непростой обстановке, в которую погрузилось околовоенное ведомство, сложнее стало сохранять независимость взглядов.

Несмотря на падение экономики и уровня жизни населения клиентура аудиторов ведомства как ни в чем не бывало продолжала жить «в тренде», училась играть в хоккей, как в 90-е годы – в теннис, вступала на привилегированных условиях в патриотично настроенные байкерские сообщества. Обсуждали успехи в Крыму, критиковали Центральный Банк. Словом, сплачивались вокруг событий, к которым не имели никакого отношения.

Наверное, любой человек имеет предел прочности. Но действительно редко встречаются случаи, когда переломным моментом становится понимание своего одиночества в борьбе с чем-то более глобальным, чем собственные финансовые неурядицы.

Наблюдая за комичностью общей ситуации, герой моих наблюдений включил в свою работу элемент сарказма. Добытый им информационный материал теперь направлялся в следственные органы с заверениями, что все найденное является результатом происков внешнего врага – неуловимого рейдера, который пытается опорочить образ ведомства. У его удивлению, позиция начала находить поддержку на самом высоком уровне.

Потом он ушел. Сказался запрет на выезд в Европу. Общий запрет, который ввели для госслужащих силовых ведомств. Сообщил, что чертовски хочет на развалины Колизея, пожелал всем удачи и уволился. В стиле Оскара Уайльда, определившего необходимость своего ухода из жизни в дешевом номере отеля словами «либо я, либо эти обои».

Так получилось, что мне практически неизвестна дальнейшая судьба моего бывшего коллеги. Со слов общих знакомых он устроился где-то в Швейцарии, к общему удивлению недавно открыл первую выставку собственных картин.

Часто думаю, чего ему не хватило на родине: прочности либо, наоборот, гибкости. Какие варианты существуют для принципиальных, но лишенных протекции специалистов, для которых очередной кризис напрямую связан не с внешнеполитическими угрозами, а с непрофессионализмом и приспособленческим образом мысли основной массы управленцев.

В приведенном случае было найдено сразу два способа борьбы с кризисом в виде перехода к деятельности, практически не зависимой от экономических перепадов, а также смены места жительства. В других случаях люди предпочитают тихо приспосабливаться, что по Дарвину является наилучшим способом выживания. Приспосабливаться удобнее всего, но, наверное, не все так могут. По тому же Булгакову: если волка подстричь, подкрасить, он все равно не станет похож на пуделя.

Комментарии

Загружаем...