Литературный конкурс: Новаторы

14.05.15 13:42 Разбор полетов
Как известно, понедельник - день тяжелый. Веня проснулся с головной болью, которая имела весьма прозаическую причину. Как ей было не болеть после такого бурного уикенда? Все было как обычно в последнее время. Встреча с "инвесторами" плавно трансформировалась из деловой в загульную. Как всегда, одни и те же вопросы и одни и те же ответы. - То, что вы предлагаете, просто невероятно. Этого не может быть или не может быть долго, - горячился Клод и поэтому сбивался с английского на свой родной французский. Остальные слушали его с интересом. - Что тут невероятного? У вас какая ставка по кредитам? 6%, так? Берете кредит, перегоняете нам в виде аванса. Мы конвертируем валюту в рубли и покупаем российские государственные краткосрочные облигации (ГКО) с доходностью около 100% годовых. Условно говоря, через год ГКО погашаются или мы их продаем, покупаем обратно валюту, возвращаем вам аванс, а разницу между 100% и 6% делим в пропорции как договоримся. Вашу часть можем отогнать на оффшор или отдать налом, как удобней, - менторски пояснял Веня. - Да, но, несмотря на все заверения вашего правительства, курс через год может быть уже совсем другим, и вся прибыль превратится в прах, - не унимался Клод. - Детский вопрос. Захеджируйтесь в любом российском банке, который вам нравится. Вон их сколько. - Все равно рискованно. Мало ли что может произойти в вашей непредсказуемой стране, - упрямился француз. - Вот! Это действительно вопросец, - Веня торжествующе осмотрел присутствовавших. - Но ведь именно поэтому вы и обращаетесь к нам. Как говорится, "у нас все схвачено". Те, кто нас рекомендовал, уже могли убедиться в наших связях. Хочу напомнить, что мы всегда точно предсказываем итоги аукционов при первичном размещении ГКО. Мы их просто знаем заранее! А это дорогого стоит. Повторяю в сотый раз: если только будет намечаться любая опасность, любое облачко на горизонте, мы моментально закроем позиции, если понадобится, даже задним числом и экстренно выведем деньги. *** Веня не врал. Он вообще никогда не врал, поскольку понимал, что в его деле главное - репутация. Иногда, конечно, приукрашивал. Да, экстренный план был, но насчет "заднего числа" Веня погорячился. Хотя какая разница? С такой командой можно выкрутиться практически из любой ситуации. Торговля ГКО большого ума не требовала. Этим занимались все, хотя и осознавали насколько это рискованно. "Ноу хау" Вени заключалось в том, что он объединил своих друзей, которые работали в нужных ведомствах, в одну команду. Все получилось как-то само собой. Виктор работал в Минфине, Митяй - в ЦБ, Жорик - на межбанковской валютной бирже. Веня просто попросил их потеснее сдружиться на работе с теми, кто занимался этими самыми ГКО, чтобы быть постоянно в курсе дела. Когда Венькины дружбаны поняли, что процесс можно контролировать повсеместно, они и сами подсели на тему ГКО. Их участие собственными деньгами вселило в Веню уверенность, и он начал "рекламную компанию". Иногда Веню охватывало беспричинное беспокойство, и тогда он задавал себе вопрос: Все ли действительно схвачено? И после анализа ситуации сам себя успокаивал: Все, надо только следить, чтобы ребята не спали. В общем, Веня чувствовал себя уверенно. *** Придя на работу, Веня как обычно занялся планированием встреч с очередными "инвесторами". Виктор и Дмитрий позвонили практически одновременно и сообщили об объявленных у них с утра экстренных совещаниях. Появилось какое-то дурное предчувствие. - Неужели экстренный план? - подумал Веня. - Только не паниковать. Жаль было прекращать такой бизнес. И сразу же звонок Георгия, выбивший почву из-под ног: Торги ГКО проводиться не будут... Ничего сделать нельзя... Веня почувствовал подступившую тошноту и резкую боль в груди. Как же так? Только в пятницу на бирже кипела торговля, все суетились, "перепрыгивая" из близких облигаций в дальние и наоборот, пытаясь повысить их и без того высокую доходность. А уже в понедельник "ничего сделать нельзя"? Так не бывает! Дальше все закружилось как в калейдоскопе, и прозвучало страшное слово "Новация". Это благозвучное слово означало в юридическом плане всего лишь "один из способов прекращения обязательства, заключающееся в замене первоначального обязательства, существовавшего между сторонами, другим, предусматривающим иной предмет или способ исполнения". Государство предложило такой другой способ исполнения своих обязательств, что стало понятно - это дефолт. Рубль вмиг обесценился в три раза. Один за другим лопались банки. Вопрос был даже не в том, как спасти вложенные деньги, поскольку Веня осознавал, что сделать это невозможно, а в том, как жить дальше? *** На выходе из нотариальной конторы два угрюмых субъекта, представляющие интересы "инвесторов", еще раз пытливо оглядели Веню. - Значит, говоришь, ничего больше не имеешь, - спросил тот, который выглядел более угрюмым. Веня вывернул карманы. - Слушайте, вы забрали все: деньги, квартиру, коттедж, машину, даже телефон. Если найдете, что можно еще взять, берите! - Органы твои можно было бы продать еще, да, боюсь, без них ты свой долг не отработаешь, - ухмыльнулся второй. - Кстати, накопишь денег, купи какой-нибудь дешевенький телефон, чтобы быть на связи. *** Веня не любил вспоминать события тех лет по понятным причинам. И вот теперь, когда переживания стали не такими острыми, он подсчитал, сколько же удалось в итоге "отбить" по злосчастным операциям с ГКО, если привести все к общему знаменателю. Получилось семь центов вместо каждого вложенного доллара. Но, вполне вероятно, он что-то забыл или подсчитал неправильно. Облигации его больше не интересовали, впрочем, как и любые другие долговые обязательства. Только реальные активы. Все деньги Вени были в акциях и в недвижимости, которые по прогнозам аналитиков должны были вырасти в ближайшие годы. Да он и сам это понимал и чувствовал себя опять уверенно, как тогда в 98 году, десять лет назад.

Комментарии

Загружаем...