Литературный конкурс: Это жизнь, детка

16.06.15 18:24 Разбор полетов

Шел декабрь 2014 года. И снова со всех телеящиков страны зазвучало подленькое словцо «кризис».  Словцо странное нерусское  и оттого пугающее еще больше. Такое ощущение, что  целое поколение выросло где-то в районе соседней Галактики и понятия "дефолт", "запас", "экономический цикл", "сланцевая революция", "стагнация", "гиперинфляция", "интервенции", "спекуляции", "деривативы" ему не знакомы. У этих людей не было курса экономики в школах и институтах, у них забрали книжки, а после нещадно били за просмотр сайтов кроме "вконтактика" и "одноглазников".  Единственным развлечением у них  был просмотр  телевизора, в котором солидные  мужчины в дорогих костюмах все чаще произносили ужасное слово «кризис». 

Особенно страшно становилось,  когда слова «Россия» и «кризис»  вдруг оказывались в одном предложении. Это пугало настолько, что несознательные граждане в панике смели всю буржуйскую технику с прилавков магазинов, а курс евро взлетел до небес. В то время котировки стремительно  росли и  так же стремительно падали, реагируя на слова президента,  газетные передовицы, магнитные бури и пророчества очередной звезды битвы  экстрасенсов.  «Кризис грядет!» шептались бабушки у подъездов и делали страшные глаза,  будто рассказывая сказку малолетним внукам.  Народ пугался и начинал  готовиться к Новому году гораздо раньше, чем обычно. Из супермаркетов выкатывались тележки, груженные яствами, словно население пыталось наесться на всю оставшуюся жизнь, свято веруя, что первого января (ну в крайнем случае второго) наступит голод или третья мировая.  Помню как, вычислив цену  бутылки Jemissona  при курсе евро в 120 рублей, при стоимости вискаря  в Ирландии в 24-29 евро,  мы быстро фиксировались  по текущей цене, так как всеми диванными аналитиками прогнозировался  уверенный рост цен на  алкоголь в связи с предстоящими праздниками, ростом евро, солнечной активностью и «ваапще».  Вискарик был  радостно  выпит. Евро стоить 120 рублей пока не стал.

Почему «кризис» и «Россия» в одном предложении  внушают  ужас  нашим гражданам мне не понятно. Словно  родившись в сытой и стабильной Европе, мы всего лишь приехали  в эту страну погостить. Словно у нас всегда были отличные дороги,  горячая вода в кране и пармезан на столе.  Словно у нас  нет заначки на черный день, нескольких счетов в банках, запасов  продуктов на случай ядерной войны (наводнения, ледникового периода, апокалипсиса, эпидемии  чумы и тд).  Словно слово «шабашка» нам незнакомо, а  пользоваться молотком, отверткой и изолентой мы разучились или стерли из мобильника телефон  знакомого мастера на все руки дяди Коли, способного за бутылку починить все - от сломанного унитаза до американского Боинга (естественно,  спертого).

Взяв ипотеку, купив айфон и новый автомобиль, граждане почему-то уверовали в то, что несколько относительно сытых спокойных лет продлятся вечно. Они как-то упустили из виду тот факт,  что стабильности не бывает даже после смерти,  так как по  закону через 25 лет уютную могилку могут уплотнить,  а то и  вовсе попросить освободить занимаемую площадь.  Мы пропустили ту временную точку,  когда  сердца перестали «требовать перемен», и  стали их пугаться.  Нас пугает то, что нужно будет снова изобретать, думать, соображать, учиться. («Как учиться?! Зачем учиться?! У меня  же есть диплом и аттестат! Я целых пятнадцать лет учился!») В поисках готовых решений мы мечемся от одного  финансового гуру к другому, словно тараканы  по кухне, когда кто-то  большой вдруг включил свет. Пережив  динозавров, тараканы, кстати, вымерли в большинстве городов,  не приспособившись к быстро меняющейся внешней среде. (Может у тараканов произошел их маленький  тараканий кризис?)

Сейчас июнь 2015. Кто-то разорился, кто-то поднялся, кто-то ушел с биржи, кто- то до сих пор  в игре.  Это жизнь, детка, и не надо называть ее кризисом.

Комментарии

Загружаем...