Меню

 
 

Семь волнующих вопросов о российской экономике

Семь волнующих вопросов о российской экономикеК 2024 году Россия должна войти в пятерку крупнейших экономик мира – такую цель поставил президент Владимир Путин. За 9 месяцев 2018 года рост российской экономики, по данным МЭР, составил 1,6%. По итогам года власти прогнозируют увеличение ВВП на 1,5-2%. При этом новые санкции США маячат на горизонте, а россиян беспокоит рост цен на бензин и продукты. Чего ждать российской экономике в ближайшее время, с какими рисками она столкнётся и есть ли резервы для преодоления проблем? На эти вопросы ответили экономисты и аналитики в ходе онлайн-конференции на Finam.ru.

Какие санкции США ожидаются в ближайшие два года и как они повлияют на экономику России? 

Андрей Кочетков, ведущий аналитик "Открытие Брокер":

- Наиболее реалистичными кажутся санкции против долговых обязательств РФ и ряда экономических субъектов. Запрет на долларовые операции российских государственных банков пока не рассматриваем, так как это форс-мажорная ситуация по выплате внешних обязательств. Естественно, что такая мера может спровоцировать кризис ликвидности крупных финансовых учреждений в Европе и США. В остальном, могут продолжиться адресные ограничения для физических и юридических лиц. В целом, вся эта ситуация с санкциями уже зашла слишком далеко и может негативно отразиться на самих авторах, как косвенно, так и прямым образом. Однако будущий экономический кризис в мире предъявляет свои суровые требования к конкурентной борьбе. Влияние на экономику РФ будет незначительным, так как правительство весьма активно готовиться к ещё более жестоким вариантам. Фактически, мы учимся развивать экономику при сильном внешнем давлении, что повышает её конкурентоспособность при улучшении ситуации. Хотя сегодня весьма трудно представить времена и условия, при которых это улучшение произойдёт.

Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа ФБК:

- Нас ждут два пакета санкций, причём скоро, в конце ноября - декабре должны быть приняты соответствующие решения.

Первый пакет: т.н. "химические" санкции. Не думаю, что из возможных мер понизят уровень дипломатического представительства, или запретят полёты "Аэрофлота". А вот что-то из области запрета на сельскохозяйственный экспорт, или на импорт - это весьма вероятно. И это будет весьма болезненно, потому что США для России остаются важным торговым партнёром.

Второй пакет: реализация американского закона о чрезвычайных международных экономических полномочиях (IEEPA). Здесь России грозят: 1) запрет на покупку нового российского госдолга; 2) запрет на операции с долларом США для российских госбанков. И то, и другое нам будет очень болезненно. Единственное, на что можно надеяться (думаю, что так и будет): запрет для банков максимум коснётся 1-2 из них.

Что будет с ценами на бензин – могут ли они в России снижаться? Как это отразится на инфляции?

Наталья Волчкова, профессор РЭШ, директор по прикладным исследованиям ЦЭФИР:

- Я не считаю, что снижение цен на бензин возможно. Речь идет скорее о том, чтобы она не росла слишком быстро. Именно рост цены вносит вклад в инфляцию, а не сам уровень. Вклад цен на бензин в инфляцию очень маленький, поэтому самостоятельно цена на бензин на инфляцию не повлияет в сколько-нибудь значительном масштабе.

Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа ФБК:

- Снижаться? Цены на бензин?! Не в России и не в настоящее время. В лучшем случае, они не будут сильно расти ещё несколько месяцев. А потому, как и бывает после заморозки (о чём правительство договорилось с нефтяниками), будет разморозка. А разморозка - это всегда очень больно.

Андрей Кочетков, ведущий аналитик "Открытие Брокер":

- Прошу обратить внимание на то, что в 2017 году стоимость барреля составляла 3000-3300 рублей. На текущий момент она находится около 4700 рублей. Бензин это такая же нефть, но в переработанном виде. Соответственно, разница между внутренними и внешними ценами будет стремиться к нулю. Можно регулировать цены искусственно, но при прочих равных цена будет определяться ситуацией на внешнем рынке и разницей с ценой на внутреннем рынке. По поводу инфляции пока ожидания негативные. В 3 квартале ждём значения в районе 4,5-5,5%.

Каковы основные риски для экономической, политической и социальной систем России?

Наталья Волчкова, профессор РЭШ, директор по прикладным исследованиям ЦЭФИР:

- Внешний объективный постоянный риск - это мировая цена нефти. За 20 лет не произошло необходимой диверсификации экспорта, который позволил бы этот риск уменьшить.

Внутренний риск - это политика российского правительства. Как экономическая внутренняя, так и политика в сфере иностранных дел. В последние годы именно она является основным источником нестабильности для российского бизнеса и социальной сферы.

Мировой кризис в этом ряду я поставила бы на третью позицию, потому что основной механизм его распространения в российскую экономику - через цену на нефть.

Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа ФБК:

- С экономикой, вроде, более понятно: переход в кризис, хотя, по большому счёту, мы и из предыдущего не выходили.

С социальной и политической сферой сложнее, но риск ясен: усиление напряжённости. После принятия решения о повышении пенсионного возраста ситуация в этих сферах изменилась кардинально: раньше все просчёты властей, их ошибки не очень-то отражались на их рейтингах, многое прощалось. Теперь люди, напротив, стали смотреть на эти ошибки, как через увеличительное стекло. Вы посмотрите, как остро реагировало общество в последнее время на некоторые заявления чиновников и чиновниц. Такого раньше не было. Кстати, и с этой точки зрения решение о повышении пенсионного возраста было ошибочным, инстинкт самосохранения не сработал. 

Будет ли реализовываться майский указ президента и стоит ли ожидать в ближайшее время экономического роста? 

Юрий Зайцев, доцент кафедры ЭПГЧП МГИМО, старший научный сотрудник РАНХиГС:

- Пока что очень рано говорить о результатах большего числа мер, заложенных в майском указе. По многим из них эффект будет заметен только в среднесрочной перспективе. А по национальным программам, связанным с развитием цифровой экономики, уловить экономический эффект, возможно, удастся только через десятилетие. Несомненно, все меры указа направлены на содействие экономическому росту. Более того, большая часть этих мер содержит вполне конкретные индикаторы.

Андрей Кочетков, ведущий аналитик "Открытие Брокер":

- Стоит понимать, что экономика РФ не находится в безвоздушном пространстве. На неё влияют внешние и внутренние факторы. Поэтому проводимые непопулярные реформы делаются не для того, чтобы поиздеваться над населением, а для повышения устойчивости всей системы. Цифровизация экономики - это лишь новый термин для предыдущей программы модернизации. В целом, все намеченные меры должны будут повысить внутренний информационный обмен, улучшить логистику, а также привести к большей мобильности населения. Если же говорить об уровне жизни граждан, то он непосредственно определяется состоянием экономики. Будут рабочие места – будет и нормальный уровень жизни. Догадываюсь, что вы также держали в уме пенсионную реформу в сочетании с указом президента повысить уровень благосостояния граждан. Дело в том, что продолжительность жизни всё же растёт, даже у нас в стране. Поэтому повышение пенсионного возраста было неизбежной мерой. Другое дело, что реформу эту решили провести по жёсткому сценарию без необходимой подготовки. Как итог – раздражение населения. Никто не будет против того, чтобы шаги в сфере экономики и социальной политики просчитывались более эффективно, но у нас есть тот кабинет министров, который есть. Кстати, он достаточно результативно решает свои задачи в сложившихся условиях. Накапливаются резервы, финансируются некоторые программы развития населения, да и рост ВВП скорее присутствует, чем отсутствует.

Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа ФБК:

- Реформы у нас проводятся, увы, не для населения. Хотя на словах, конечно, всё по-другому. То же повышение пенсионного возраста – оно на словах тоже для населения, ради увеличения размера пенсий и т.п. Однако ясно же, что никакой рост пенсий в номинальном выражении не компенсирует то, сколько люди недополучат из-за более позднего выхода на пенсию. Да, сейчас бюджет дефицитный, но власти понимают (хотя их прогнозы это не отражают), что скоро это закончится. Значит, надо готовиться к кризису. Значит, повышаем пенсионный возраст. Экономического роста не будет уже в следующем году, да плюс 1,3% по ВВП не получится. Мы ожидаем около 0%. Ну, а дальше минус.

Алексей Коренев, аналитик ГК "ФИНАМ":

- Если учесть, что майские указы президента 2012-го года были и вовсе проигнорированы чиновничеством любого уровня, то нынешний год может показаться эдаким прорывом. Хотя, на самом деле то, что сейчас предпринимается, вряд ли способно вывести экономику страны на новый уровень. Ведь основной упор, что бы нам ни говорили с трибун, делается не на глубокое реформирование, не на создание диверсифицированной экономики и высококонкурентных производств, создающих добавленную стоимость, а на создание определенной "подушки безопасности". И бюджетное правило, нацеленное на пополнение кубышки, и увеличение налогов и сборов (в котором фактической необходимости нет - более того, в текущих условиях рост налоговой нагрузки лишь ухудшит деловой климат в стране. Посмотрите на Китай - там в условиях возрастающих проблем налоги наоборот уменьшаются, а для населения применен широкий спектр налоговых вычетов), и непродуманная пенсионная реформа, которая не облегчит жизнь пожилым, а направлена на снижение трансферта из бюджета в ПФР - все это нацелено на формирование резервного фонда, который может быть использован в случае нарастания экономических и социальных проблем. В этом случае средства фонда будут целевым образом расходоваться на поддержание отдельных производств или сегментов экономики, а также на расходование по наиболее острым социальным статьям во избежание в государстве социальных взрывов. Иными словами, власть создает почву, которая позволит по возможности дольше сохранять статус-кво. Отдельные и весьма скромные усилия по продвижению инфраструктурных проектов федерального масштаба существенно картину не меняют. Да, они создают временные рабочие места и способствуют локальному увеличению потребительского спроса. Но это все не реформы. Это разовые проекты, не носящие системного характера.

Наталья Волчкова, профессор РЭШ, директор по прикладным исследованиям ЦЭФИР:

- Формально их, безусловно, реализуют. Над этим сейчас трудятся и правительство, и около правительственные структуры. А вот принципиальных изменений, скорее всего, достигнуть не удастся, поскольку они требуют не формальных изменений, а сложных непопулярных реформ. В том числе государственного управления.

Насколько реальны правительственные планы по ускорению темпов роста экономики?

Юрий Зайцев, доцент кафедры ЭПГЧП МГИМО, старший научный сотрудник РАНХиГС:

- Безусловно, в современном плане заложен широкий спектр мер, которые будут способствовать экономическому росту. Однако в них не хватает структурных реформ, которые могли бы помочь изменить связи между секторами экономики, экономическими агентами и т.д. Именно от них зависят качественные изменения в экономике.

Андрей Кочетков, ведущий аналитик "Открытие Брокер":

- Российский ВВП, по мнению экономистов Moody's, увеличится в текущем году на 1,7%. То есть мы можем говорить, что программы развития экономики всё же работают, даже в довольно жёстких внешних условиях. Если же говорить о предложениях, то для конкретики слишком мало времени и места, а вот направления можно выделить. Прежде всего, необходимо создавать налоговый вакуум в тех секторах экономики, где требуются инвестиции и развития. То есть деньги должны чувствовать возможность роста. К тому же, если такой сектор отсутствует, или недостаточно развит, то бюджет не пострадает от малого объёма налоговых поступлений в первоначальный период, но существенно выиграет на длительном отрезке времени. Смогли же мы решить проблему производства автомобилей и воспитания квалифицированной рабочей силы в этой отрасли, значит сможем развить и другие. Вторым важнейшим направлением является реальные доходы населения. Если изучить месячные графики данного показателя в сравнении с графиком ВВП, то будет весьма просто обнаружить зависимость более активного роста экономики от реальных доходов населения.

Наталья Волчкова, профессор РЭШ, директор по прикладным исследованиям ЦЭФИР:

- Не похоже, что нацпроекты, которые должны были бы стать основой для экономического прорыва, таковыми являются. Меры, в них заложенные, скорее носят косметический характер, до существенного изменения структуры экономики, их недостаточно. Необходимы агрессивные реформы в судебной и административной сфере, необходимо сокращение доли государства в экономике, развитие конкуренции и так далее. И, безусловно, необходимо создание соподчинения экономической политики и политики в сфере иностранных дел.

Алексей Коренев, аналитик ГК "ФИНАМ":

- До сегодняшнего момента правительство всерьёз уповало на громадные инфраструктурные проекты, вроде строительства Крымского моста и т.п. Попытка по окончании этого строительства найти что-то, соразмерное по масштабам, реально выполнимое и действительно полезное для государства, по-моему, зашла в тупик. Мучительные поиски, что выбрать - мост на Сахалин, скоростную железную дорогу в Казань или магистраль Краснодар-Грозный показали, что четкого понимая, что делать, чтобы придать экономике какой-то импульс, нет. А естественных точек роста в крайне "огосударствленной" экономике просто не наблюдается. Не говоря уже о том, что большинство новых предложений по инфраструктурным проектам не несут в себе той экономической и политической очевидности, которую можно было найти в Крымском мосту. Направить же ресурсы в развитие предприятий малого и среднего бизнеса, потенциально способных улучшить ситуацию в стране, пока не получается. Отчасти потому, что управление экономикой в полу-ручном режиме вообще не предполагает столь мелкодисперсной составляющей, отчасти потому, что появление нового и весьма сильного класса мелких собственников идет вразрез с целями максимально продолжительного сохранения статус-кво в политической структуре государства. Так что, вероятнее всего, в ближайшее время мы не увидим существенных идей, способных кардинально изменить ситуацию в российской экономике, а будем наблюдать продолжающееся латание дыр. Иными словами, "ямочный ремонт" у нас не только на дорогах - он в той или иной степени характерен для всех сторон жизни государства.

Удастся ли в России снизить бедность в стране вдвое к 2024 году?

Наталья Волчкова, профессор РЭШ, директор по прикладным исследованиям ЦЭФИР:

- Я не думаю, что можно достичь этой цели без значительного улучшения экономической ситуации в стране, без создания бизнесом новых рабочих мест с достойной зарплатой. К сожалению, я не вижу реальных подвижек в этом направлении. Более того, я считаю, что пенсионная реформа будет играть против этой цели. Если на данный момент пенсионеры в целом не являются группой риска в отношении бедности, так как возможность получать небольшую пенсию и трудовой доход позволяли им преодолеть планку бедности, то из -реформы в ближайшие годы значительная часть людей предпенсионного возраста с низкими зарплатами и/или безработные будут балансировать на грани черты бедности.

Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа ФБК:

- Нет, такая задача выполнена не будет (впрочем, проваливали и раньше). Если экономика не будет соответствующим образом расти, то бедность останется.

Андрей Кочетков, ведущий аналитик "Открытие Брокер":

- Тенденция к росту бедности наблюдается во всём мире. Или, скорее, можно говорить о существенном росте разрыва в доходах. В России 10% населения владеет 82%-89% долей национального богатства. В странах Европы этот показатель близок к 50%-60%. Если правительство сможет добиться повышения темпов роста экономики, то и проблема бедности будет постепенно решаться. В принципе, это огромный ресурс, но пока наиболее состоятельные граждане плохо понимают это. Вспомните недавние предложения владельца ФК "Спартак" по поводу реформирования футбола в стране. В относительных цифрах доходы данной отрасли сравнимы с британским футболом, но значительно проигрывает в абсолютных. И это становится очевидным, если изучить уровень зарплатного предложения в Великобритании и РФ. Схожая ситуация и в других областях. Поэтому задача преодоления, или сокращения бедности, решается только экономическим ростом и снижением неравенства доходов, что, в итоге, будет выгодно и богатейшим слоям, как по прямым, так и по косвенным последствиям. 

Возможны ли коррективы экономической политики до 2024 года? Например, выделение больших средств на науку, образование и здравоохранение. 

Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа ФБК:

- Коррективы возможны, но вряд ли в эту сторону. Геополитическая напряжённость в обозримой перспективе будет, увы, усиливаться, какие уж тут социальные сферы. Хотя в 2019 году всё будет ещё и не так плохо.

Андрей Кочетков, ведущий аналитик "Открытие Брокер":

- Корректировка экономической политики происходит постоянно. Во всяком случае, кроме годового бюджета существует ещё и трёхлетний план, и другие программы с ориентирами. Сфера обороны и безопасности также подвержена сокращению финансирования. Поэтому я бы не стал заявлять о том, что это направление будет получать столько, сколько захочет. В принципе, в проект трёхлетнего бюджета закладывается постепенное увеличение финансирования развития технологий, науки и высшего образования. В 2019 году на это направление планируется выделить до 680 млрд рублей. Можно было бы привести какие-то цифры, но их много, поэтому оставляю это для самостоятельного изучения. Если же брать мировую статистику, то РФ занимает где-то десятое место среди развитых стран по объёму финансирования исследований и разработок. Перед нами такие страны, как Бразилия, Великобритания, Индия и Франция. Это по абсолютным цифрам. Другое дело, что в доли ВВП наше место уже в четвёртом десятке и эту ситуацию нужно менять.

Наталья Волчкова, профессор РЭШ, директор по прикладным исследованиям ЦЭФИР:

- Не думаю, что текущее правительство, а оно будет у руля до 2024 года, сможет и захочет поменять вектор своего движения. Для этого нужны другие люди и другие условия. 

Алексей Коренев, аналитик ГК "ФИНАМ":

- Правительство действительно производит какие-то телодвижения, направленные на увеличение финансирования науки, здравоохранения, образования и т.д. Формально еще что-то делается для улучшения бизнес-климата в стране, увеличения инвестиционной привлекательности и усиления роли малого и среднего бизнеса. Впрочем, как показал опыт попыток льготного кредитования малых фермерских хозяйств, да и иных нововведений, как правило они настолько непроработаны, что фактически не действуют, либо игнорируются целевой аудиторией в силу более существенного влияния имеющихся негативных факторов (те же льготные кредиты в сельском хозяйстве были разобраны крупными агрохолдингами, а большинство фермеров или не смогли ими воспользоваться в силу множества ограничений, либо даже не пытались). Так что какие-то реформы, конечно, ведутся. Но это не капитальный ремонт. Это мы на треснувшие стены новые обои клеим. Не более того. На какое-то время хватит. Да и выглядит нарядно.

Подпишитесь на нашу рассылку, и каждое утро в вашем почтовом ящике будет актуальная информация по всем рынкам.

Finam.ru
Finam.ru

участник рейтинга
и оцените материал  
2 пользователя оценили материал на 2,5.
В мой блог
и оставьте свой комментарий.
 
Обновить
Комментариев нет.
 

Прогнозы «Ленты Финама»

 
Делайте прогнозы, набирайте баллы, участвуйте в конкурсах и получайте призы.
Курс доллара к рублю
на 29 декабря
Нефть Brent
на 28 декабря
Сбербанк АО
на 29 декабря