Меню

 
 

Август - восстановление продолжилось благодаря ОПЕК+

В августе три четверти кризисного падения экономической активности оказались отыграны, однако скорость восстановления продолжила стремительно снижаться, а структура прироста заметно ухудшилась. Потребление населения внезапно перестало расти и сместилось в сторону наиболее пострадавшего в кризис сектора услуг. В строительстве и обрабатывающих производствах наблюдалась заметная коррекция, а рост добывающих производств и грузооборота был преимущественно связан с ослаблением ограничений по нефтедобыче со стороны ОПЕК+. Вызывает настороженность и продолжающийся рост безработицы, достигшей 6,4%. Возможно, заминка с ростом была временной, но и дальнейшие перспективы омрачаются резким ухудшением в сентябре эпидемиологической обстановки в стране и снижением цен на нефть.

Предварительные данные Росстата говорят о сильно замедлившемся восстановлении российской экономики в августе 2020 г. на фоне приближения к устойчивому в текущих условиях уровню активности. Оцениваемый нами индекс базовых видов экономической деятельности за месяц вырос на 1,5% против 3,3% в июле и 4,8% в июне, а всего за эти месяцы было пройдено три четверти пути от нижней точки кризиса в мае до уровня I квартала (рис. 1). Темп падения экономической активности относительно соответствующего месяца прошлого года составил 4,2% против 6,1% в июле. Впрочем, в половине видов деятельности наблюдалась коррекция, а рост в отдельных секторах был в большой степени связан с ослаблением ограничений по нефтедобыче в рамках сделки ОПЕК+.

В августе впервые с мая не наблюдалось повышения нашего индикатора внутреннего частного спроса (рис. 1): резкая остановка роста потребительской активности совпала с коррекцией в строительном секторе. Если последнее обстоятельство можно объяснить волатильностью – в строительстве не наблюдалось ни кризисного падения, ни, соответственно, восстановления, а волатильность всегда была сильной, – то перелом в динамике потребления, последние полгода выступавшего ключевой движущей силой в экономике, слишком заметен и не может не настораживать.

Розничный товарооборот в августе сократился на 1,5%, но основная часть кризисного падения все же осталась преодоленной при отклонении в 3,4% от февральского уровня. Спрос населения перетек в сильнее пострадавший от эпидемии и медленнее восстанавливающийся сектор платных услуг: прирост в августе составил 8,3%, но кризисное падение отыграно лишь наполовину. Итого, потребление выросло всего на 0,2% против 5,4% месяцем ранее, что могло быть связано, прежде всего, со стабилизацией склонности к потреблению, подскочившей во II квартале до рекордных 15,5% с 2,1% в I квартале, а в июле, скорее всего, снижавшейся. Возможно, сказалось и открытие авиасообщения с Турцией и рядом других стран с 1 августа: часть соответствующих расходов, не включающую стоимость туров, мы увидим лишь в менее оперативной статистике конечного потребления населения (счет ВВП методом использования).

Промышленность в августе замедлила рост до 1,1% против 1,9% в среднем в июне-июле: отыграв две трети кризисного падения, обрабатывающие производства сократили выпуск на 1,8%, что также может указывать на неустойчивость восстановления спроса (рис. 3). Добывающая промышленность, напротив, впервые с начала года показала рост – 4,3% – за счет нефти и газа, из которых первый фактор внес основной вклад и был обусловлен смягчением с августа ограничений по нефтедобыче, предусмотренных соглашением ОПЕК+. Рост добычи, в свою очередь, также стал главной причиной увеличения грузооборота в августе (табл. 1). Тем не менее добывающие производства и грузовой транспорт лишь оттолкнулись от дна, которого ранее достигли на фоне последствий эпидемии и наметившегося до нее тренда на снижение.

Таблица 1. Месячная динамика основных индикаторов экономической активности (прирост к предыдущему месяцу, сезонность устранена), в %

Источник: CEIC Data (Росстат), расчёты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ

Итого, август, по нашему мнению, несколько охладил ожидания быстрого восстановления экономики. Одновременно со стабилизацией спроса и коррекцией в ряде отраслей наблюдалось небольшое ускорение роста безработицы, достигшей в августе 6,4% (рис. 4). Безработица все еще заметно ниже пиковых уровней кризиса 2009 г., но сам факт ее роста вызывает опасения как за перспективы экономической активности, так и за социальную обстановку. При этом продолжающееся охлаждение рынка труда на фоне роста средней зарплаты работников организаций в мае-июле (данных по август пока нет) выглядит странным: в предыдущие кризисы эти показатели показывали сонаправленную динамику.

Перспективы экономической динамики стали менее ясными и радужными. Дело не столько в августовской заминке роста, сколько в начале в сентябре второй волны эпидемии, которая даже если спровоцирует некоторый потребительский ажиотаж, в целом сыграет в минус, особенно в последующие месяцы. Вдобавок нефтяные цены также несколько понизились, а следующее ослабление ограничений нефтедобычи состоится лишь в начале 2021 г.

Свежий прогноз Минэкономразвития исходит из снижения ВВП на 3,9% в 2020 г. в обоих сценариях – базовом и консервативном (предполагает худшие эпидемиологические условия и пр.), – что близко к нашему августовскому консенсус-прогнозу в 4,2% падения. Между тем рост неопределенности и числа новых заболеваний все больше ставит вопрос о возможных развилках в развитии событий уже в текущем году.

Подпишитесь на нашу рассылку, и каждое утро в вашем почтовом ящике будет актуальная информация по всем рынкам.

Кондрашов Николай
Кондрашов Николай
эксперт
Институт "Центр развития" НИУ ВШЭ
участник рейтинга
и оцените материал  
2 пользователя оценили материал на 3,5.
и оставьте свой комментарий.
 
Обновить
Комментариев нет.
 

Прогнозы «Ленты Финама»

 
Делайте прогнозы, набирайте баллы, участвуйте в конкурсах и получайте призы.
Россия на ЧЕ по футболу
на 12 июля
Нефть Brent
на 15 сентября
Индекс какой отрасли будет лучшим в 2020 году на Мосбирже?
на 31 декабря