facebook
вконтакте

Сергей Плуготаренко: Чем больше интернет будет проникать в нашу жизнь, тем больше будет риск от кибератак

Сергей Плуготаренко, директор Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК), полпред совета Института развития интернета (ИРИ), рассказал в интервью Finam.ru о тенденциях развития российской интернет-экономики и прогнозах по сектору на 2017 год. 7-8 декабря в Москве пройдет Национальный рекламный форум, где г-н Плуготаренко выступит в качестве участника в рамках Digital саммита на Топ-панели "Ценность Digital-рекламы". 

Каковы ваши прогнозы по объему интернет-экономики РФ по итогам 2016 года? Есть ли потенциал роста?

- Интернет и связанные с ним рынки год от году составляют все большую часть экономики страны. Если в 2012 году объем интернет-рынков был эквивалентен примерно 1% ВВП РФ, то по итогам 2015 года это уже порядка 2,4% ВВП. По результатам исследования “Экономика Рунета 2015-2016”, объем рынка интернет-торговли и сервисов составил 1 355,38 млрд рублей, а объем рынка электронных платежей - 588 млрд руб.

Через пять-шесть лет, на наш взгляд, интернет-экономика станет полноценной составляющей ВВП страны, уже сейчас мы видим активное развитие интернет-технологий во всех традиционных отраслях экономики: от транспорта до сельского хозяйства. Так что успешно используемый нами в ежегодном исследовании "Экономики Рунета" термин "интернет-зависимые рынки" потеряет свой смысл, потому что большая часть рынков и экономик будут к этому моменту "интернет-зависимыми". С другой стороны, мы видим и активное сближение различных рынков информационных и коммуникационных технологий, финансовых технологий в некую новую общность - цифровую экономику, экономику данных. Так что нам будет что изучать. Уже сейчас мы прогнозируем по итогам 2016 года, что объем экономики Рунета составит порядка 1,6 млрд рублей.

Какое событие в отрасли было главным в 2016 году, по вашему мнению?

- Какое-то единственное событие выделить достаточно сложно. Как тенденцию - ускорение “мобилизации” рынка, Рунет теперь это, в первую очередь, мобильный Рунет. То, что потенциально может серьезнее всего повлиять на рынок, - это принятие так называемого “пакета Яровой”.

О главных событиях за 2016 год мы расскажем 14 декабря в рамках конференции "Рунет 2016: Итоги года. Курс – на цифровую экономику России”.

Как идет развитие онлайн-торговли в РФ? Справляются ли российские компании с конкуренцией с иностранными интернет-гигантами? Есть ли поддержка сектора онлайн-торговли со стороны властей? Как вы оцениваете инициативу представителей онлайн-ритейла вместо НДС ввести налог с продаж -  что лучше, на ваш взгляд?

- Прогноз на 2015 был оптимистичным, порядка 20%, что говорит о стабильности данной сферы. В 2016 году рынок онлайн-торговли рос в связи с рядом факторов:

- рост “интернет-стажа” интернет-пользователей: если в 2010 г. он был менее 3 лет, то сейчас более 6 лет;

- все больше пользователей имеют опыт покупки и оплаты товаров в интернете: безналичными способами оплаты в интернете пользовались 69%;

- доступ в интернет стал круглосуточным и повсеместным;

- доставка стала быстрее, надежнее и дешевле;

- офлайновые магазины закрываются или существенно сократили ассортимент.

Эксперты отмечают постепенный рост качества и скорости доставки вследствие вложений в логистику как частных игроков, так и усовершенствование Почты России. Так, в 2015 году почта доставила почти вдвое больше товаров из интернет-магазинов, чем в 2014 году, и в 4,5 раза больше, чем в 2013-м.

Это в первую очередь связано с дальнейшим развитием доступа к Интернету, увеличением мобильного трафика, изменением покупательских практик в сфере онлайн-торговли.

Что касается конкурентоспособности российских площадок онлайн торговли, то, на мой взгляд, наши компании выбрали правильный вектор развития - они смотрят на западный опыт, но не копируют его, принимая во внимания особенности российского рынка. Поэтому, отечественные онлайн-ритейлеры могут и должны конкурировать с западными гигантами.

На наш взгляд, пока что конкуренция с западными компаниями работает на развитие всего сегмента рынка в целом, как за счет вовлечения пользователей в электронную коммерцию и в электронные платежи, так и за счет привлечения инвестиций в сегмент транспорта и логистики. Через какое-то время можно будет говорить о возможности введения определенных сборов с кроссбордерных платежей, однако принятие таких мер возможно только при максимально простой и прозрачной для потребителя схеме, в идеале полностью происходящей в онлайне и в соответствии с международным законодательством. Что касается вопроса государственной поддержки данного сектора интернет-экономики, то здесь актуальными являются вопросы поддержки экспорта, расширения доступных для дистанционной продажи категорий товаров, модернизации регулирования онлайн-платежей.

Какое влияние оказывают западные санкции на развитие интернет-сектора экономики РФ? Видите ли вы перспективы в вопросе предоставления приоритета российскому программному обеспечению и оборудованию при осуществлении госзакупок?

- Отрасль ИТ готова поддержать идею импортозамещения в области программного обеспечения. Однако, по мнению экспертов Института Развития Интернета, российские разработчики софта и российского софта на базе ПО с открытым исходным кодом не готовы к тому, чтобы в полной мере заместить импортные программные решения. Несмотря на общий позитивный настрой чиновников и общественности относительно замещения иностранного ПО отечественным, существует ряд сдерживающих факторах перехода органов государственной власти на российское программное обеспечение и российские разработки на базе ПО с открытым программным кодом. Так, согласно данным проведенного опроса, главными причинами, по которым информационные подразделения на различных уровнях в органах российской власти не спешат с переходом на данные разработки по мнению экспертов ИРИ являются отсутствие полноценных российских аналогов (46,7%) и личная заинтересованность отдельных представителей органов власти (18%), а также организационные сложности (16,2%). Все прочие причины являются несущественными. Несмотря на общий позитивный настрой чиновников и общественности относительно замещения иностранного ПО отечественным, существует ряд сдерживающих факторах перехода органов государственной власти на российское программное обеспечение и российские разработки на базе ПО с открытым программным кодом. Так, согласно данным проведенного опроса, главными причинами, по которым информационные подразделения на различных уровнях в органах российской власти не спешат с переходом на данные разработки по мнению экспертов ИРИ являются отсутствие полноценных российских аналогов (46,7%) и личная заинтересованность отдельных представителей органов власти (18%), а также организационные сложности (16,2%). Все прочие причины являются несущественными.

Как вы оцениваете развитие финтеха в РФ и перспективы этой сферы? Успевает ли развитие банковских интернет-сервисов в России за мировыми трендами? Растет ли доверие населения к электронным платежам и другим сервисам и есть ли прогресс в грамотности населения - финансовой и цифровой?

- В России у финтеха есть уникальный драйвер - наш крупнейший "Сбербанк". Да и ЦБ весьма интересуется современными технологиями и возможностями информационных технологий для финансовой сферы. Так что мы в этой сфере, возможно, не просто успеваем, но и кое-где впереди. Безусловно, остаются вопросы реального внедрения этих технологий на государственном уровне и соответствие регулирования их развитию.  

Какие риски несут DDoS-атаки на крупные российские банки, про которые так много сообщалось в этом году? Как оцениваете участившиеся сообщения на Западе о российской киберпреступности?

- Этот год был отмечен многочисленными разговорами о политически мотивированных атаках и возможных кибервойнах, но, как мне кажется, куда важнее были новости о крупнейших в истории атаках с использованием уязвимостей в устройствах так называемого Интернета Вещей. И чем больше будет интернет проникать в нашу жизнь, тем больше будет риск от кибератак. Безусловно, необходимо вырабатывать новые международные нормы и принципы взаимодействия, и в условиях сложной международной обстановки определенную роль может взять на себя и взаимодействие бизнеса. Так в РАЭК мы запустили кластер по кибербезопасности в работе которого участвуют как представители российских компаний, так и международных и представители правоохранительных органов.

Как вы оцениваете влияние на интернет-отрасль государственных инициатив, достаточно жёстких мер, касающихся в том числе и интернет-контента, например - "пакет Яровой"? Какого развития ситуации ждете в этом вопросе?

- Было бы странным, если бы я, как директор ассоциации, представляющей интересы интернет-сегмента, не продолжал бы настаивать на выводе из-под действия закона интернет-компаний (информационных посредников) и систем для обмена сообщениями. Я считаю, что если даже операторы связи, у которых и так уже есть СОРМ (система оперативно-розыскных мероприятий. - прим. ред.) и опыт работы в данном направлении, говорят об огромных технических и финансовых сложностях, которые возникнут при выполнении закона, то что говорить об интернет-компаниях, которые сталкиваются с подобными нововведениями и требованиями впервые... Для информационных посредников и интернет-структур, которые работают с контентом, это совсем нехарактерно и накладно, противоречит самой природе их бизнеса; вот почему было бы очень хорошо совсем вывести их из-под действия закона. Однако уже понятно, что этого не происходит, и на данном этапе это не обсуждается, к сожалению (как не обсуждалось и на ранних этапах прохождения законопроекта).

Второй вариант, который мы предлагали в рамках уточнения требований "пакета Яровой", - предусмотреть для интернет-компаний необходимость хранить только логи. Было бы правильно хранить только метаинформацию о том, какой пользователь зашел, как залогинился, с какого адреса, возможно, информацию о том, что он делал на сервисе, - и все. Хранить контент, который этот пользователь прокачивает через определенные каналы связи, сервисы, точки обмена трафиком - это колоссальные трудозатраты для всех участников процесса и совершенно ненужное дублирование этого контента на всех этапах его создания, прокачки, обработки. Провайдеры, инфраструктурные компании, занимающиеся обменом трафика, и интернет-компании, предоставляющие сами сервисы, должны будут хранить одну и ту же информацию, каждый на своем уровне. Возникает вопрос: как в этом адском потоке постоянно расширяющегося контента потом разобраться, чтобы найти нужную информацию?

Прелесть интернета в том, что он предлагает более эффективные средства обработки "больших данных", для которых не надо все хранить. Надо анализировать всю информацию и хранить только определенный "слепок", метаданные, и вот на этом поле могла бы вестись дискуссия. Но она не получилась с самого начала.

Таким образом, сейчас у нас есть несколько рубежей, куда мы готовы отступать: от самого большого "выведите нас из-под действия закона" до компромиссного "мы готовы специфицировать вместе с государством те виды информации, который нужно хранить". Было бы хорошо, если это был бы только контент, который характеризует пользователя. Но для этого нужно, чтобы был диалог, а его сейчас нет.

Как вы оцениваете практику применения закона о защите персональных данных, к примеру - случай с LinkedIn, это своеобразный "тест"? Стоит ли ждать таких мер в отношении других компаний, например, Facebook и т.д.?

- Еще в процессе принятия изменений в законодательство о персональных данных в 2014 году мы высказывали опасения в связи с возможными трудностями при правоприменении по данному закону, в особенности в отношении категории данных, подпадающих под требования об обязательном хранении, влияния согласия субъекта на процедуры обработки данных, вопросов трансграничной передачи данных и сферы действия законодательства в отношении зарубежных юридических лиц. У западных компаний вызывает настороженность, что в данном деле не были применены принципы, которые были определены в разъяснениях Минкомсвязи РФ тогда же в 2014 году, как и избирательность правоприменения законодательства о персональных данных. В целом же мы бы хотели обратить внимание на опыт других стран мира, в том числе ЕС в части модернизации законодательства с учетом новых тенденций, тех же “больших данных”. Ну а для эффективного международного правоприменения в условиях трансграничности интернета, необходимо сотрудничество зарубежными органами по защите персональных данных, в том числе в рамках международных соглашений, и выработка общих критериев юрисдикции, с применением уже существующих принципов международного частного права. В условиях трансграничности сервисов определенная унификация и единые подходы будут являться условием соблюдения суверенитета государств, и уменьшения числа конфликтов правовых систем и юрисдикций.

Каковы тенденции развития рынка рекламы в Рунете? Каковы перспективы в следующем году?

- В последние годы регулирование влияло на развитие различных сегментов рекламного рынка России неравномерно. При этом сегмент интернет-рекламы, в отличие от других медиа, более затрагивало регулирование интернета как такового, общая экономическая ситуация, смена технологических и бизнес-моделей. Так, возникла проблема медиаизмерений с вмешательством государства в отрасль. При это объективно уровень качества медиазмерений в Рунете пока не соответствует современным требованиям IAB |  Media Rating Counci за редким исключением. Возможное расширение закона о ПД и введение регулирования Big Data может очень серьезно повлиять на рынок. Необходим очень аккуратный подход с привлечением всех заинтересованных сторон.

В этом году многие игроки рынка изменили подходы к сегментированию рынков. Мы последовали рекомендациям экспертов IAB Russia при оценке объема российского рынка интернет-рекламы, выделив сегменты Perfomance, Search, таргетированную, рекламу. Сегмент контекстная реклама (Performance) составил 80,50 млрд, что больше на 15% предыдущего года и прогнозом на 2016 г - 102,0 млрд (примерно 27%)

Другим нововведением стал сегмент контент-маркетинга, который следует за изменениями на рынке SEO и появлением услуг по оптимизации и продвижению в соцсетях и магазинах приложений - 20,10 млрд руб. Рынок медийной (дисплейной) рекламы в 2015 году так и не восстановил рост, но мы надеемся увидеть положительные цифры по итогам этого года. Все большую его долю занимает видеореклама - 4,60 млрд (рост на 21%). При этом усилилась конкуренция за бюджеты рекламодателей с ТВ, где стоимость контакта стала сравнима, а порой и дешевле, чем на порталах-лидерах Рунета. Большие надежды эксперты возлагают на развитие технологий и полный переход на так называемый программатик. Для понимания таких надежд достаточно обратить внимание на Европу, где сегмент программатик за год вырос на 76%, а мобильный программатик – на 165%.

Какие основные тенденции развития интернета во всем мире вы видите на 2017 год? Какими будут ключевые вызовы для российской интернет-отрасли в следующем году?

- Ключевой вызов - продолжить развитие в не очень благоприятных экономических условиях и доказать важность мягкого регулирования для развития потенциала страны. Основные же тенденции развития интернета, как мне кажется, не сильно изменятся, по сравнению с 2017 годом: интернет вещей во всех его проявлениях, мобилизация, машинное обучение и большие данные. Но стоит внимательно следить за появлением и развитием новых платформ: тех, что придут на смену “мобильной” парадигме.

Finam.ru
Finam.ru

участник рейтинга
и оцените материал  
Ваша оценка будет первой!
В мой блог

и оставьте свой комментарий.
 
Обновить
Комментариев нет.
 

Прогнозы «Ленты Финама»

 
Делайте прогнозы, набирайте баллы, участвуйте в конкурсах и получайте призы.
Курс доллара к рублю
на 28 февраля
Оскар и Райан Гослинг
на 26 февраля
Индекс ММВБ
на 1 марта