Меню

 
 
facebook
вконтакте

Фондовый рынок как символ несправедливости экономики США

23.01.2020 11:00  Разбор полетов

Вызовет ли падение рынка новую рецессию?Миллениалы, чьи жизни были определены крахом 2008 года, могут рассматривать успехи Уолл-стрит как катастрофу для нормальных людей.

Если вы следите за Дональдом Трампом в Twitter, вероятно, знаете, что дела на Уолл-стрит идут неплохо. Промышленный индекс Доу-Джонса только что достиг отметки в 29 000 пунктов - число с тремя последовательными нулями Трамп недавно написал в Twitter: "Рынок акций достиг исторического максимума! Как обстоят дела с вашим пенсионным планом 401K? Рост на 70%, 80%, 90%? Только на 50%! Что ты делаешь не так?".

Однако для тех, у кого нет большого портфеля акций, громкие заголовки CNBC могут нести в себе мрачное предзнаменование. В последний раз переполох на Уолл-стрит произошел на фоне применения безответственных финансовых действий из-за чрезмерно слабой нормативной базы. Когда система рухнула, миллионы обычных людей потеряли свои рабочие места и дома.

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Мы хорошо помним кризисы прошлых лет и знаем их природу. Поэтому создали специальный тест, пройдя который вы узнаете, насколько готовы к новым потрясениям и сможете ли на них заработать.

Среди тех, кто высмеивает этапы развития фондового рынка, а это онлайн-левые и разочарованные миллениалы, реакция, как правило, двойственная. Во-первых, лишь немногие счастливчики действительно выигрывают от роста акций. Во-вторых, взрывной рост рынка – это всего лишь прелюдия к его неизбежному краху. И тогда мы все пострадаем. На первый взгляд, два утверждения кажутся противоречивыми. Фондовый рынок – это "не экономика", до тех пор, пока он действительно остается таким.

Доля правды есть в обоих мнениях. Почти половина американцев не владеет никакими акциями, а самые богатые 10% владеют почти 90 процентами рынка. Между тем, за последнее время не бывало случаев, чтобы рецессия не совпала с падением рынка. Естественно наблюдать за тем, как президент-спекулянт раскручивает и без того исторически высокий "бычий" рынок, и вновь беспокоится о приватизированных доходах и социализированных убытках, которые сопровождают финансовые кризисы.

Здесь следует обратить внимание на два неправильных представления: одно об отношении между акциями и рецессиями, а другое - о связи фондового рынка с финансовой системой в целом. Рецессии, как правило, не становятся следствием падения фондового рынка, и акции могут упасть, не вызывая рецессии. И тот факт, что акции растут в цене, не означает, что финансовый сектор ждут те же махинации, что обвалили экономику в 2008 году.

Для миллениалов - детей финансового кризиса и Великой рецессии - финансовые потрясения и рецессии являются синонимами. Так было не всегда. До 1980-х годов рецессии часто имели реальные экономические причины, такие как скачок цен на нефть. Возможно, они совпадали по времени с рыночными тенденциями на понижение, поскольку инвесторы, предчувствуя проблемы, обычно продают активы. Но это не подразумевает причинно-следственную связь. Люди, хватающиеся за зонтики, не становятся причиной дождя, хотя это может быть верным индикатором того, что приближается дождь. Тем не менее, трудно отрицать корреляцию между падающими акциями и рецессиями. Одно из самых цитируемых саркастических замечаний в экономике гласит, что фондовый рынок предсказал девять из пяти последних экономических спадов. Заметным ложным позитивом стал крах в "Черный понедельник" 1987 года, когда индекс Доу-Джонса упал на 22,6%, не вызвав рецессии.

Однако с 1980-х годов все рецессии действительно имели финансовые причины. В начале 2000-х кризис доткомов заставил компании приостановить инвестиции, что привело к относительно короткому экономическому спаду; в 2007-2008 гг. спусковым механизмом стала комбинация ненадёжных банковских балансов и миллиардов долларов, вложенных в смехотворно сложные финансовые инструменты, связанными с высокорискованными ипотечными кредитами.

Хотя нельзя сказать, что ассоциация рецессий с финансовыми рынками совсем неуместна, было бы точно неуместно отождествлять фондовый рынок со всеми финансами. Активы, обрушившиеся в последний раз, представляли собой безумное сочетание ставок на ипотечные кредиты со ставками на вышеупомянутые ставки, а не сами акции. Наша культурная одержимость индексом  S&P 500 превращает его в тотем для всего финансового сектора. Но финансы выходят далеко за рамки биржевого тикера.

В настоящее время мало кто из экономистов может выступить с предостережением, что фондовый рынок, вероятно, является спусковым механизмом рецессии. Например, обозреватель New York Times Пол Кругман приводит в этом отношении типичный кейнсианский довод, что неадекватный спрос вызывает рецессию. Конечно, доминирующие экономисты, как известно, отличаются своей удивительной неспособностью прогнозировать рецессии, и реалии последнего краха просто оказались непостижимыми в соответствии с ортодоксальными экономическими моделями. Есть один ведущий экономист высокого уровня - Роджер Фармер, который настаивает на том, что фондовый рынок вызывает рецессии. Но в целом он не является самым вероятным виновником.

Давайте признаем, что, хотя фондовый рынок не является наиболее вероятной причиной экономического спада, он может стать хорошим флюгером, когда "шторм" в экономике уже наступил. Дает ли нам текущее состояние финансовой системы повод для беспокойства?

Если вы начнете искать тех же виновников, что и в 2008 году, вы будете разочарованы. Благодаря посткризисному регулированию домохозяйства и банки в совокупности имеют гораздо меньше задолженностей, чем в конце 2000-х годов. Финансовым воротилам стало сложнее сбывать фальшивые субстандартные ипотечные кредиты, а банкам запрещено принимать на себя балансовые риски на уровне Хоуи Ратнера. Как недавно отмечала газета Financial Times, "дисбалансы, которые, по-видимому, ускорили крах, были исправлены". Вероятно, это будет слабым утешением для тех, кому говорили, что до последнего кризиса все было хорошо. Мы уже обсудили неблагоприятную репутацию экономистов. Все, что я могу сказать, это то, что очевидное не дает очевидный повод для настороженности.

Если вы ищете что-то действительно вызывающее беспокойство, рассмотрите корпоративный долг. Если домохозяйства и банки не брали взаймы под завязку, то так сделали многие компании. Исследователи из МВФ и Федеральной резервной системы отмечают корпоративный долг как потенциальный риск для экономической стабильности.

Опасение заключается в том, что экономический сбой может привести к полномасштабному кризису, если непогашенный корпоративный долг в размере почти 10 триллионов долларов подвергнется панической распродаже. Это затруднит для компаний заимствование денег, необходимых для инвестирования, что приведет к закрытию предприятий, увольнениям и несчастьям для миллионов людей, как это всегда происходит во время рецессий.

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Защита капитала до 100%, доходность до 55% годовых, инвестиционные решения от 300 000 руб., на срок от 9 до 12 месяцев!

Как любое единое число, уровень фондового рынка является слишком широким показателем, чтобы охватить все, что мы хотим. Отчасти он отражает хорошие новости: акции растут, когда у многих простых людей есть работа и деньги, чтобы их тратить на такие продукты, как Netflix, штаны для йоги и инсулин. Но акции компании могут также вырасти, когда она берет верх над профсоюзом или находит способ сократить свои взносы по медицинскому страхованию.

Вам не нужно быть марксистом, чтобы высказать последнее соображение. Goldman Sachs продает пакет акций, главной привлекательностью которого является иммунитет к росту заработной платы. Трио экономистов с преобладающим влиянием написали недавно статью, в которой утверждается, что половина роста стоимости акций с 1989 года обусловлена уходом прибыли от рабочей силы к капиталу. С этой точки зрения, стремительно растущий фондовый рынок отражает экономику, в которой работники имеют меньше возможностей добиваться увеличения заработной платы и избегать ненадежных рабочих мест.

Фондовый рынок является подходящим символом несправедливости американской экономики. Трудно обвинить людей в том, что они сделали очевидное наблюдение, что цены акций всегда невероятно высоки накануне краха рынка. В то же время, следующая рецессия, возможно, не будет вызвана падением фондового рынка. И следующий экономический спад, независимо от его происхождения, вряд ли будет напоминать предшествующий, просто потому, что нет ничего аналогичного "субстандартному" пузырю, тайно угрожающему финансовой системе (насколько нам известно). Ненавидьте фондовый рынок, сколько хотите, но не стоит преувеличивать его возможности.

Источник

Перевод Finam.ru

Подпишитесь на нашу рассылку, и каждое утро в вашем почтовом ящике будет актуальная информация по всем рынкам.

Finam.ru
Finam.ru

участник рейтинга
Ваша оценка: 
3
7
10 пользователей оценили материал на 4.
и оставьте свой комментарий.
 
Обновить
 

Прогнозы «Ленты Финама»

 
Делайте прогнозы, набирайте баллы, участвуйте в конкурсах и получайте призы.
Сбербанк АО
на 17 апреля
Нефть Brent
на 1 мая
Россия на ЧЕ по футболу
на 12 июля