Меню

 
 
facebook
вконтакте

Манипуляция бизнес-ожиданиями

28.08.2019 14:22  Разбор полетов

Манипуляция бизнес-ожиданиямиС приходом Максима Орешкина в Минэкономразвития видение макропрогноза – наиболее важного экономического документа, выходящего из стен министерства – кардинально изменилось. Ранее макропрогноз рассматривался во многом как технический документ, необходимый для аккуратного расчета бюджетных доходов.

Макропрогноз был в высокой степени независимым, отражая видение экономических трендов специалистами Минэка. Из-за этого часто случались горячие споры с Минфином, который всегда стремился закладывать в бюджетные расчеты более консервативные прогнозы ключевых макропараметров. 

Основное изменение, произошедшее с макропрогнозом Минэка в последние пару лет, – он приобрёл целевой характер. Иными словами, прогноз сейчас отражает желаемое видение экономики. Правительство, как известно, хочет инвестиционную модель роста, поэтому мы и видим 7%-й рост инвестиций на 2020 год (в обновленном прогнозе эта цифра снижена до 5%). Круглые цифры по инвестициям (2.0% в 2019г, 5.0% – 2020, 6.5% – 2021г) выдают очевидный факт, что ставятся они на глазок, никаких расчетов, базирующихся на инвестиционных планах компаний и государства, а также эластичности инвестиционного спроса к тем или иным внешним и внутренним параметрам, не делается. Я уж не говорю про сложные макро-эконометрические модели, которые не используются в принципе (что, наверное, и правильно, учитывая качество статистики).

Роль прогноза также изменилась. Максим Орешкин с приходом в Минэк заявил, что прогноз должен служить не только ориентиром для бизнеса (действительно, многие компании в свои бизнес-планы закладывают именно минэковские цифры), но должен активно формировать бизнес-ожидания. То есть такая, своего рода, вербальная интервенция. Тезис был воспринят буквально, многие чиновники, не только из Минэка, решили, что теперь мы должны всегда говорить только о том, как у нас всё хорошо, и будет ещё лучше. И заряжать своим оптимизмом страну. Но к сегодняшнему дню подобные заявления стали выглядеть как-то уже совсем неприлично. 

Именно через призму вот этих двух моментов и стоит рассматривать все прогнозы министерства. Как я уже отмечал, одной из самых скандальных цифр в прогнозе является ожидаемый в 2020 г. рост потребительского кредита на 4%. Напомню, что ещё в апреле годовые темпы роста кредита населению (без ипотеки) составляли ровно 24%. Сейчас эта цифра около 23%. Падение данного показателя за полтора года до 4% – это кризис.

Бизнес-модели многих банков, работающих в данном сегменте, просто не выдержат при остановке кредитования, просрочка сразу полетит вверх по экспоненте, возникнут убытки. Всё это уже проходили в 2014-15гг, когда данный рынок переживал кризис, и многие банки-монолайнеры оказались на боку. Плюс ко всему, потерянные 20% роста потребкредита – это 1.8 трлн рублей, что составляет примерно 3.5% от годового объёма расходов домохозяйств или 1.7% от объёма ВВП. 

Мне кажется, в такой сценарий мало кто верит и уж, тем более, мало кто хочет. Для чего же тогда Минэк озвучивает столь радикальной прогноз? А именно для того, для чего и начиналась дискуссия с Набиуллиной. Сфокусировать внимание на данном вопросе. На встрече с экспертами Орешкин признал, что его перепалка с главой ЦБ, выведенная в публичную плоскость, "возбудила" некоторых госбанкиров, которые более критично взглянули на развитие бизнеса потребкредитования и задумались о корректировке бизнес-планов. Иными словами, мы имеем дело с попыткой Минэка с помощью шокирующего прогноза заставить бизнес скорректировать планы. Сделать прогноз самосбывающимся. 

Зачем это нужно Орешкину? Вот здесь я до конца не уверен, но у меня складывается ощущение, что он искренне верит в возможность активизации корпоративного кредитования и инвестиций за счет заморозки потребкредитования. А может быть и не верит, но понимает, что при нашем инвестклимате (серьёзное ухудшение которого Максим Орешкин, надо отдать ему в этом вопросе должное, не отрицает) других механизмов всё равно нет, так давай хоть это попробуем.

В логике Минэка следующим шагом после резкой остановки потребительского кредитования должно стать радикальное снижение ставок. И вот это ещё один очень любопытный момент прогноза! На встрече с экспертами Орешкин отказался давать свои ориентиры по ставкам. Но сделал очень значимую ремарку. По мнению министра, нейтральная ставка ЦБ (такая, которая не оказывает ни стимулирующего, ни ограничивающего влияния на экономику) является исключительно теоретической конструкцией. На неё влияет куча факторов, и рассчитать её довольно сложно. Это камень в огород ЦБ, который уже много лет ориентирует нас на нейтральный уровень ставки 6-7% (2-3% в терминах реальной ставки). Орешкин считает (если я, конечно, правильно его понял), что эта ставка, на самом деле, находится в более широком диапазоне – от нуля (!) до 7%. Мне кажется, Орешкин – первый чиновник, который пусть и не на широкую публику, но вслух озвучил идею нулевых ставок (Столыпинский клуб отдыхает).

Радикальный прогноз Минэка по инфляции (3% на 2020г), на мой взгляд, является ещё одной попыткой повлиять на действия экономических субъектов. В данном случае, на ЦБ, подтолкнув его к более агрессивному смягчению кредитно-денежной политики. Последний, я думаю, снизит в сентябре прогноз инфляции до 3.7-4.2% на этот год и до 3.5-4% на следующий. Снизит и ставку, причём, не последний раз в этом цикле. Но вот в том, что он купится на явно манипулятивную риторику Минэка (его прогноз согласован, кстати, с Минфином), я сильно сомневаюсь. Точнее, уверен, что этого не будет. Весьма забавно, что три года назад, когда Орешкин отвечал за макроэкономику в Минфине, согласованность прогноза по инфляции с таргетом ЦБ была одним из основных требований, на котором настаивал не столько ЦБ, сколько Минфин. Логика была в том, что прогноз должен повышать доверие к политике инфляционного таргетирования ЦБ, и Минэк не может сомневаться в возможности ЦБ достигать свой таргет. Сейчас же конъюнктура изменилась, поэтому о прежних подходах к прогнозированию забыли. 

Манипуляция бизнес-ожиданиямиЯ сам не верю в 3% инфляции в следующем году. Агрессивный прогноз по инфляции отчасти аргументируется ожиданиями остановки потребительского кредитования. В этот сценарий я также не верю, хотя рост, безусловно, замедлится, но не до 4%. Я полагаю, что монетарная политика ЦБ сохранит прежнюю независимость и адекватность, и никакого радикального снижения ставки мы не увидим. 6.5% в 1-м квартале 2020г – да, но там надо будет взять паузу и очень внимательно оценить реакцию экономики, а также внешние риски, которые являются основными на 2020 год.

Следующий пункт прогноза, вызывающий неприятие – это рост инвестиций на 5%. Достаточно посмотреть в записке на перечень условий, которые Минэк называет необходимыми для активизации инвестиций (снятие административных барьеров; инвестиционная налоговая льгота; увеличение долгосрочных инвестиций с помощью запуска института индивидуального пенсионного капитала; рост корпоративного и ипотечного кредитных портфелей), чтобы понять, что шансов на инвестиционный рост в следующем году мало. На самом деле, их нет ещё и потому, что готовых к реализации масштабных инфраструктурных проектов нет. Максим Орешкин это честно признал, хотя и обратил внимание, что идёт активная работа по строительству аэропортов, дорог и т.п. Я подчёркиваю важность именно инфраструктурных проектов, финансируемых за счет государства. Частному бизнесу в нынешних условиях очень странно было бы наращивать инвестиции – внешний спрос слабеет на фоне наступающих непростых времен для мировой экономики, глобальная инвестиционная пауза уже наступила; ну а про внутренний потребительский спрос уже все сказано выше. Какие частные инвестиции при таких перспективах? 

Конструкция, описанная Минэком в прогнозе, на мой взгляд, нереальна. Я считаю, что Минэк специально радикализировал ряд прогнозов с целью манипуляции бизнес-ожиданиями. Я уверен, что никаких последствий это иметь не будет. Я уверен, что ЦБ сохранит взвешенный подход к монетарной политике и в регулировании рынка потребкредитования. Экономика же продолжит развиваться в соответствии с глобальными трендами и заданными внутренними ограничениями.

Глобальные тренды направлены вниз, и в следующем году мир вплотную подойдёт к состоянию рецессии. Внешний спрос будет слабеть. С этой стороны мы будем иметь отрицательный вклад в динамику ВВП. Внутренний инвестиционный спрос по линии частного бизнеса ограничен политическими рисками, по линии госинвестиций – неэффективностью госаппарата и нежеланием многих госчиновников брать на себя риски. Потребительский спрос будет ослабевать на фоне замедления роста потребкредитования. Я не очень понимаю, откуда может взять ускорение в следующем году. 

Если спад в мире начнется в следующем году, то российская экономика также окажется в состоянии рецессии, скорее всего, чуть более мягкой, чем в 2015г. Если мир избежит спада в 2020г, то нас ждёт рост ВВП в пределах 1% +/-, примерно такой же рост потребления, чуть более высокий рост инвестиций, стагнация реальных располагаемых доходов. Одним словом, болото, как и все последние годы.

Источник

Подпишитесь на нашу рассылку, и каждое утро в вашем почтовом ящике будет актуальная информация по всем рынкам.

Тремасов Кирилл
Тремасов Кирилл
директор аналитического департамента
"Локо-Инвест"
участник рейтинга
Ваша оценка: 
8
8 пользователей оценили материал на 8.
В мой блог
и оставьте свой комментарий.
 
Обновить
 

Прогнозы «Ленты Финама»

 
Делайте прогнозы, набирайте баллы, участвуйте в конкурсах и получайте призы.
Курс доллара к рублю
на 30 сентября
Сургутнефтегаз АО
на 4 октября
Отбор на ЧЕ 2020 по футболу. Сборная России
на 19 ноября