Меню

 
 

Под прицелом санкций

Под прицелом санкций: разборТема возможного усиления санкций в отношении России с американской стороны в конце января ожидаемо получила развитие. В рамках принятого в США в августе 2017г. закона "О противодействии противникам Америки путем санкций" (CAATSA) ряду правительственных учреждений США до конца января 2018г. надлежало представить в Конгресс: (1) перечень должностных лиц и бизнесменов, имеющих тесные связи с российскими властями; (2) анализ образования российских компаний с государственным участием, их роль в экономике РФ; (3) оценку перспектив введения санкций в отношении данных компаний и физических лиц (ст. 241 CAATSA). Параллельно рассматривался вопрос о возможности расширения ограничительных мер на российский госдолг (ст. 242 CAATSA).

В итоге 29 января Министерством финансов США был представлен так называемый "Кремлевский доклад"который был посвящен первому блоку обозначенных выше вопросов. Доклад объединил в себе список из 114 чиновников и 96 бизнесменов, "тесно сотрудничающих с Кремлем". Список бизнесменов сформировали предприниматели, чье состояние составляет не менее $1 млрд., а в перечень чиновников вошли члены правительства и администрации президента, федеральные министры, а также руководители ряда государственных компаний. При этом более детальная информация, предусмотренная ст. 241 CAATSA, о включенных в доклад лицах представлена не была, и согласно комментариям представителя Минфина США, находится в секретной части доклада. Отдельный раздел отчета посвящен российским компаниям с государственным участием. Впрочем, и в этой части доклада Минфин США лишь рамочно обозначил зону исследования, предоставив сокращенное описание компаний с государственным участием и их роли в экономике РФ. В докладе компании с госучастием определяются как организации, в которых доля государственной собственности составляет не менее 25%, а выручка за 2016г. составила не менее $2 млрд. Несмотря на то, что формально "Кремлевский доклад" не является новым российским санкционным списком, о чем в тексте документа указано напрямую, глава Минфина США, тем не менее, заявил о намерении продолжить работу по оценке последствий различных ограничительных мер в отношении лиц и компаний из данного списка. Иными словами, "Кремлевский доклад" приобретает очертания базового документа для возможного расширения санкции в перспективе.

Тональность опубликованных в январе докладов оказалась существенно мягче ожиданий рынка. Из них неявно следует, что в ближайшей перспективе в отсутствие новых витков в российско-американском конфликте вероятность ужесточения санкций довольно низка. Тем не менее, крупные российские компании с госучастием все-таки находятся под прицелом американских властей.

В этой связи нам кажется важным оценить возможный эффект от введения санкций против них. Для определения перечня компаний, которые представляют собой потенциальный объект санкций, применялись критерии, указанные в докладе (доля государства, объем выручки).

В результате общее число юридических лиц, одновременно удовлетворяющих обоим критериям, составило немногим более 40 (42 ед.). При этом в отношении 22 из них уже действует санкционный режим. То есть круг дополнительных компаний, к которым могут быть применены санкции, сужается до 20. Далее мы распределили данные компании по отраслям (нефтегазовая, финансы, транспорт и связь, машиностроение, энергетика, строительство).

Для оценки вероятности введения новых санкций против российских компаний с государственным участием мы проанализировали российско-американскую торговлю в рамках перечисленных отраслей. При прочих равных условиях вероятность введения новых санкций выше для компаний из тех отраслей, в которых зависимость американской экономики от российского импорта минимальна. Для всех перечисленных отраслей, кроме металлургии, доля российских товаров на американском рынке весьма низкая (менее 5%). Таким образом, в случае роста напряженности в российско-американских отношениях введение санкций против российских компаний из данных отраслей не несет в себе существенного ущерба для американской экономики. Перейдем теперь к анализу того, какой формат санкций может быть выбран для рассматриваемых компаний.

Включение в SDN и/или SSI list. В соответствии со в ст. 241-242 CAATSA и с подходами, применяемыми американским правительством в уже существующих санкциях, можно говорить о двух вариантах потенциальных ограничений: (1) присоединение к блокирующим санкциям - включение компании/персоны в SDN list (Specially Designated Nationals And Blocked Persons list); (2) расширение секторальных санкций - включение компании в SSI list (Sectoral Sanctions Identifications list). При этом текущий российский SDN list сформирован преимущественно физическими и юридическими лицами и их активами, которые, по мнению администрации США, имеют отношение к событиям в Украине в 2014г. (основная доля юр. лиц – предприятия ОПК). Имущество лица, попавшего в SDN list, считается заблокированным. При этом с участниками данного списка запрещается совершение любых сделок в любой форме.

Целью второго - секторального списка - является экономическое сдерживание конкретных секторов экономики РФ. В частности, вводятся ограничения на привлечение заемных финансовых ресурсов на западных рынках капитала, запрещается технологическое сотрудничество с компаниями ТЭК (геологоразведка и добыча труднодоступной нефти), а также блокируются любые виды работ с компаниями ОПК. Учитывая прошлый санкционный опыт и подходы к принятию решения о включении лица/компании в SDN list, по нашим оценкам с большей вероятностью ужесточение санкционного давления на компании с государственным участием будет происходить по схеме SSI list, то есть в форме ограничений на финансирование и технологическое сотрудничество.

Определив наиболее вероятный формат санкций, перейдем к анализу уязвимости госкомпаний к новым ограничениям:

1) Чувствительность к ограничениям финансового характера. При анализе устойчивости к финансовым санкциям был проведен анализ структуры долга компаний, которые представляют собой потенциальный объект санкций (валютная структура займов и сроки исполнения обязательств по ним). Результаты показали, что большая часть компаний мало подвержена влиянию ограничений на доступ к зарубежному финансированию, и, тем не менее, отдельные сектора могут испытать на себе большую степень воздействия от сдерживающих мер. В первую очередь к секторам с "повышенным риском" относится финансовый блок, далее следует транспорт и связь, замыкает список атомноэнергетическая промышленность. В этих отраслях сосредоточены наиболее крупные валютные обязательства со сроком погашения в ближайшие 1-2 года. Однако стоит отметить, что совокупный объем обязательств данных компаний не формирует серьезных вызовов для экономики страны в целом. При сопоставлении общего объема внешнего долга РФ и долга данных компаний их доля оценивается как незначительная и находится в районе 3% на горизонте 2018-2020гг., составляя на текущий момент ~ $4 млрд.

2) Чувствительность к ограничениям, связанным с технологиями. В случае распространения технологических санкций на компании, представляющие собой потенциальный объект санкций, ущерб будет носить более выраженный характер, как минимум на период поиска и введения в строй "аналогов". Данный сценарий негативно повлияет на компании в таких секторах, как: транспорт и связь, машиностроение, электроэнергетика. На это указывает заметная доля импорта техники и оборудования из США (от 10 до 20%), необходимых для деятельности предприятий в данных секторах. В наименьшей степени технологическая зависимость проявляется в атомной и строительной отраслях промышленности. В случае первой РФ является оператором полного цикла, использующим собственное оборудование. Строительный же сектор, хотя и использует импортную технику, но имеет пространство для достаточно быстрого перехода на субституты из азиатско-тихоокеанского региона. Итоги представлены в таблице. 

Отраслевая структура
(компании с госучастием и выручкой
~$2 млрд.)

Наличие действующих санкций

Торговые отношения

Вероятность
усиления / введения новых санкций

Зависимость
от фондирования
в иностранной валюте

(</> 20%)

Зависимость
от технологий

Доля РФ в импорте США (</> 5%)

Доля США в экспорте РФ (</> 10%)

Нефть и газ, нефтехимия

+

Низкая

Высокая

Высокая

Высокая

Высокая

Финансы

+

Низкая

Высокая

Высокая

Высокая

Высокая

Транспорт и связь

-

Низкая

Высокая

Высокая

Высокая

Высокая

Машиностроение, в т.ч. ОПК

+

Низкая

Высокая

Высокая

Высокая/Низкая*

Высокая

Электроэнергетика

-

Низкая

Высокая

Высокая

Низкая

Высокая

Атомная промышленность

-

Низкая

Высокая

Высокая

Низкая

Низкая

Строительство

+

Низкая

Высокая

Высокая

Низкая

Низкая

* низкая зависимость относится к компаниям/предприятиям ОПК

Позднее, 2 февраля, Минфин США опубликовал доклад, посвященный оценке эффектов введения санкций в отношении госдолга РФ. Принимая во внимание основные выводы, изложенные американским ведомством в докладе, можно утверждать, что введение ограничений на операции с долговыми бумагами РФ в текущих условиях представляется маловероятным, т.к. может повлечь за собой негативные последствия для самих американских компаний и банков, а также вызвать неблагоприятные побочные последствия для глобальных рынков и бизнеса.

Выводы

Перечень компаний с государственным участием, которые представляют собой потенциальный объект новых санкций, ограничены достаточно узким кругом юридических лиц (20 компаний), которые формируют порядка 15% совокупной выручки в тор-100 крупнейших компаний РФ. В случае ужесточения санкций, что не является нашим базовым сценарием на 2018 год, наиболее вероятным режимом санкций может стать включение госкомпаний в SSI list (секторальные санкции).

Чувствительность к ограничениям финансового характера (доступ к финансированию на западных рынках капитала) оценивается как незначительная. Эффекты от ограничений на доступ к технологиям носят временный характер. При этом необходимо отметить, что режим санкционного сдерживания в отношении РФ эскалируется США в одностороннем порядке и обусловлен "попытками вмешательства РФ в выборы в США". Европейская сторона с 2014г. (после событий в Украине) и до текущего момента единожды приняла санкционые критерии, определила перечень юридических и физических в отношении которых действует режим ограничений. В то время как в законе CAASTA критерии для внесения компании или физического лица в "черный список" до конца не формализованы, что сохраняет достаточно высокую вероятность примкнуть к "кругу избранных". Однако действие США в единоличном порядке (не присоединение к новым санкциям ЕС) сглаживает негативный эффект, как уже действующих, так и потенциальных, новых ограничений.

Введение ограничений на операции с долговыми бумагами РФ в текущих условиях представляются маловероятными.

Подпишитесь на нашу рассылку, и каждое утро в вашем почтовом ящике будет актуальная информация по всем рынкам.

Евдокимова Татьяна
Евдокимова Татьяна
и Давыдов Денис, аналитики
"Нордеа Банк"
участник рейтинга
и оцените материал  
5 пользователей оценили материал на 5.
В мой блог
Комментариев нет.
 

Прогнозы «Ленты Финама»

 
Делайте прогнозы, набирайте баллы, участвуйте в конкурсах и получайте призы.
Курс доллара к рублю
на 29 декабря
Нефть Brent
на 28 декабря
Сбербанк АО
на 29 декабря