• Про рынок
  • Брокерские услуги
  • Банк
  • Управление активами
  • Форекс
  • Обучение
  • О компании

Меню

 
 

Банковский сектор - посредник между вкладчиками и ЦБ

Банковский сектор - посредник между вкладчиками и ЦБХотя экономика вернулась к фазе роста и, судя по всему, частично приспособилась к условиям политики инфляционного таргетирования, некоторые тренды в банковском секторе не совпали с первоначальными ожиданиями.

Переход к политике инфляционного таргетирования стимулировал ожидания роста депозитов, а низкий уровень закредитованности указывал на потенциал роста в розничном и корпоративном сегментах. В начале 2017 г. ожидания в части динамики банковского сектора были весьма позитивными. Во-первых, в условиях политики инфляционного таргетирования (т.е. при положительных реальных ставках), а также с учетом низкого уровня сбережений в России (уровень розничных депозитов 30% ВВП против 45-50% ВВП в странах развивающихся рынков и 60% ВВП в развитых странах) ожидался сильный прирост депозитов (см. рисунок 1). Что касается кредитования, тот факт, что экономика вышла из рецессии 2015-2016 гг. давал надежды на восстановление кредитного спроса. Ожидания кредитного роста усиливались также за счет того, что долговая нагрузка в России остается на низком уровне – на розничные кредиты банков приходится всего 13% ВВП и всего 33% ВВП - на корпоративные против соответственно 40% и 70% ВВП в странах развивающихся рынков и соответственно 60% и 100% ВВП в развитых (см. рисунок 2 в полном обзоре).

Рис. 1: Розничные депозиты по странам, % ВВП

Источники: FRED, ЦБ РФ, Росстат, Альфа-банк

Однако розничные депозиты выросли всего на 7% г/г в 2017 г… Тем не менее, рост розничных депозитов в прошлом году стал скорее разочаровывающим. Неоднозначными оказались темпы роста в этом сегменте. Хотя рынок розничных депозитов продемонстрировал устойчивые темпы номинального роста 7,4% г/г в 2017 г. и 8,7% г/г в 1К18, эти показатели гораздо ниже уровней 2011-2013 гг. Кроме того, показатель нормы сбережений населения в банках не вырос с уровня 2011-2013 гг. и составляет на данный момент 4,2% доходов домохозяйств в 2016-2017 гг. против 5,5% в 2012-2013 гг. (см. рисунок 3 в полном обзоре). То есть, хотя отношение розничных депозитов к ВВП сохраняется на уровне всего 28% в 2016-2017 гг., их рост явно не является таким впечатляющим, каким он должен быть в условиях инфляционного таргетирования.

… при этом уровень долларизации остается высоким, около 70% притока депозитов связано с капитализацией процентов, и доля вкладов до востребования растет: Беспокойство по поводу роста усиливается и с учетом структуры рынка розничных депозитов. Во-первых, уровень долларизации пока еще остается высоким – депозиты в валюте к концу 2017 г. составляли $93 млрд, или 21% розничных депозитов, что практически соответствует уровню 2015-2016 гг. ($94 млрд). Кроме того, в большой степени приток депозитов в последние годы был связан с капитализацией процентов в связи с высокими процентными ставками: в 2016-2017 гг. до 70% роста депозитов пришлось на капитализацию процентов против 35% в 2010-2013 гг. Наконец, срочность розничных вкладов не становится длиннее, как это ожидалось при инфляционном таргетировании: доля счетов до востребования выросла с 17% в 2015 г. до 21% в 2017 г. (см рисунок 4 в полном обзоре), указывая на то, что население с недоверием относится к сценарию дальнейшего снижения ставок.

Рублевые корпоративные депозиты все еще растут однозначными темпами, при этом валютные депозиты продолжают сокращаться. В отличие от рынка розничных депозитов, роль которого все же должна постепенно возрастать, рынок корпоративных депозитов как рублевых, так и в валюте находится под весьма сильным давлением и вырос суммарно всего на 2,3% г/г в 2017 г. Одна из причин столь слабого роста связана с тем, что с 2014 г. жесткая монетарная политика шла рука об руку с жесткой бюджетной политикой, то есть бюджетные расходы, которые могли бы поддержать реальный сектор, не растут в последние годы, что главным образом ограничивает рост финансовых ресурсов предприятий. Корпоративные депозиты в рублях третий год подряд показывают рост в однозначном выражении в среднем на 7% г/г против 17% г/г в 2010-2014 гг. Что касается валютных корпоративных депозитов, то хотя на их долю приходится 37-38% рынка, в номинальном выражении они продолжают сокращаться (см. рисунок 5 в обзоре), отражая снижение доступа компаний к рынкам внешнего долга – корпоративный внешний долг снизился с 30% ВВП в 2015 г. до 22% ВВП в 2017 г.

Розничное кредитование: неипотечные кредиты восстанавливаются медленнее, чем ожидалось, рост ипотеки превысил ожидания… В одной из предыдущих публикаций (см. “Спрос, продиктованный бедностью” от октября 2016 г.) мы говорили о том, что российский неипотечный рынок имеет ограниченный потенциал роста, тогда как рост ипотечного рынка может превзойти ожидания. Как мы и предполагали, рынок неипотечных кредитов все еще на 10% ниже своего максимума в 2014 г., рост при этом составил всего 9,8% г/г в 2017 г., что стало более слабым и запоздалым восстановлением, чем рост рынка в целом (+12,7% г/г в 2017 г.). Ипотечный сегмент, напротив, был главным драйвером восстановления розничного кредитования: его рост ускорился до 16,8% г/г в 2017 г., и сейчас размер ипотечного кредитного портфеля на 44% превышает уровень 2014 г. (см. рисунок 6 в обзоре). С другой стороны, на этот рынок все еще приходилось только 5,6% ВВП в 2017 г., тогда как в Восточной Европе он составляет в среднем 20% ВВП.

…однако высокий уровень обеспеченности жильем, сокращение рабочей силы и снижение цен на недвижимость являются факторами риска для дальнейшего роста ипотеки: Заслуживает внимания тот факт, что многие российские эксперты в последние годы с оптимизмом смотрят на перспективы роста ипотечного сегмента. По официальному прогнозу Агентства по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК), рынок ипотеки удвоится к концу 2020 г., достигнув 10 трлн руб., или примерно 10% ВВП, против всего 5,4 трлн руб. в настоящее время. При этом годовой рост ипотечного рынка планируется на уровне минимум 20% г/г. Хотя межстрановое сравнение говорит в пользу этого сценария, все же следует учитывать некоторые важные моменты. Во-первых, на одного россиянина сейчас приходится 24 кв м жилой площади, что очень близко к данным по странам Восточной Европы (в среднем 27 кв м), и дополнительный спрос на жилье не может быть оправдан необходимостью расширения жилой площади. По этой причине важна демографическая составляющая: примерно половина ипотечных кредитов в последние годы выдана россиянам моложе 35 лет (см. рисунок 7 в обзоре). Однако население в возрасте 20-34 лет насчитывает всего 32 млн человек по состоянию на 2017 г. против 35 млн в 2010 г. и, по официальному прогнозу Росстата, снизится всего до 29 млн человек уже к 2020 г. Во-вторых, с 2015 г., чтобы поддержать ипотечный рынок и строительный сектор, было внесено ряд поправок в законодательство, позволившее российским семьям улучшать свои жилищные условия с помощью специального механизма – так называемого материнского капитала, который может быть использован для финансирования первоначального взноса по ипотеке. Изменения в порядке использования материнского капитала во многом определили силу ипотечного тренда в последние годы; но на данный момент уже более 60% российских домохозяйств использовали свой доступ к материнскому капиталу. За последний год спрос населения на средства господдержки снизился – в 2017 г. количество заявок на получение материнского капитала снизилось на 22% г/г. Таким образом, мы не исключаем, что этот фактор может ограничить рост спроса на ипотеку в последующие годы. В-третьих, хотя цены на российскую недвижимость снизились примерно на 20% с их максимумов в 2012 г., потенциал дальнейшего снижения остается высоким – российский рынок недвижимости остается одним из самых дорогих в мире, несмотря на то, что стал дешевле за последние 10 лет (см. рисунок 8 в полном обзоре). Снижение цен на недвижимость сокращает базу обеспечения и потенциально может ограничить масштаб роста ипотечного рынка. Наконец, реальные ставки остаются высокими, тогда как рост доходов населения остается слабым (в 2014-2017 гг. реальные располагаемые доходы населения снижались). Таким образом, не исключено, что текущий спрос на ипотеку может быть продиктован монетарными иллюзиями населения по поводу того, что снижение номинальных ставок делает кредиты дешевыми. Через несколько лет, как только будет осознана реальная стоимость новых кредитов, а цены на недвижимость продолжат снижаться, мы ожидаем, что рост рынка ипотеки замедлится примерно до 10% г/г в номинальном выражении.

Корпоративное кредитование – насколько устойчиво восстановление кредитов в рублях? Главным фактором для наблюдения в 2017 г. был тренд роста корпоративных кредитов. Динамику этого сегмента следует четко разграничить на динамику кредитов в валюте и в рублях. Российские компании продолжали снижать свой валютный долг на протяжении всего 2017 г. – обязательства компаний в валюте перед российскими банками снизились с $134 млрд в начале 2017 г. до $101 млрд в конце года и сохраняются сейчас примерно на этом же уровне. Спрос же на корпоративные кредиты в рублях, стагнирующий в 2016 г. и в 1П17 (в среднем они росли на 3- 5% г/г), начал ускоряться с сентября 2017 г. и не так давно достиг 11-12% г/г уровня роста (см. рисунок 9). На первый взгляд, складывается впечатление, что это произошло в ответ на снижение реальных ставок, которые снизились примерно до 5% к концу прошлого года, однако, мы считаем, что это не единственное объяснение. Во- первых, восстановление активности в корпоративном кредитовании началось в тот момент, когда ухудшилась динамика экономического роста - в 4К17 рост ВВП составил всего 0,9% г/г после роста на 2,2-2,5% г/г в 2-3К17 (см. рисунок 10); во-вторых, рост кредитной активности совпал с усилением санкций. Таким образом, мы считаем, что снижение ключевой ставки сыграло весьма умеренную роль в объяснении динамики кредитов.

Рис 9: Рублевые и валютные корпоративные кредиты, % г/г

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

Рис. 10: Динамика ВВП, % г/г и рублевые корпоративные кредиты, % г/г

Источники: ЦБ РФ, Росстат, Минэко, Альфа-Банк

Избыточная ликвидность банковского сектора растет: Несмотря на некоторое восстановление роста корпоративного кредитования и продолжающееся ускорение роста розничного кредитования, банковская трансмиссия остается слабой. Отношение кредитов к депозитам по всей банковской системе в среднем составляет 85% в последние годы, что ниже уровня 95% в 2011-2014 гг. В розничном кредитовании это соотношение начало увеличиваться совсем не так давно – с минимального уровня в 45% этот коэффициент вырос до текущих 48%; тем не менее, в корпоративном сегменте он остается на уровне 119% против 131% в 2011-2014 гг. (см. рисунок 11 в обзоре). Слабая трансмиссия привела к тому, что избыточная ликвидность российского банковского сектора уже достигла 3,7 трлн руб. или 4,3% активов банковского сектора на конец апреля 2018 г., увеличившись примерно на 1,5 трлн руб. с декабря 2017 г. и примерно на 2,8 трлн руб. с конца 2016 г. (см. рисунок 12 в полном обзоре). Эта избыточная ликвидность позволяет ЦБ нейтрализовать негативный эффект, связанный с эмиссией для санации нескольких частных банков; тем не менее, в целом эти цифры говорят о том, что банки очень слабо выполняли свою роль в перераспределении денег между вкладчиками и реальным сектором.

Значимость госбанков в 2017 г. возросла. В свете санации ряда крупных частных банков не удивительно, что доля госбанков на кредитных рынках росла в 2017 г. Этот тренд продолжился и в 1К18: наиболее заметно это было в сегменте корпоративного кредитования, где доля выросла с 67% в 2016 г. до 71% в 2017 г. Доля на депозитных рынках, как корпоративном, так и розничном, выросла с 61-62% в 2016 г. до 63% в 2017 г. (см. рисунок 13). Помимо этого, ЦБ РФ через Фонд консолидации банковского сектора (ФКБС) сейчас контролирует примерно 2-5% банковского рынка – 5% в сегменте розничных депозитов и 2-3% в других сегментах (см. рисунок 14). Таким образом, в корпоративном кредитовании доля государственного присутствия (госбанки и ФКБС) достигла уже 75% рынка, в розничном кредитовании – 65% и на рынке депозитов – примерно 67%. Доля иностранных банков стагнирует, отражая ограниченные возможности по развитию их бизнеса в России. В корпоративном сегменте она стабилизировалась на уровне 6% против 7-8% в 2011-2015 гг., в розничном кредитовании она составляет 11% против 14-15% всего несколько лет назад (см. рисунок 17). На рынке депозитов иностранные банки немного выиграли от отзыва лицензий последний лет, однако долгосрочная траектория их доли рынка остается слабой (см. рисунок 18). На частные банки же сейчас приходится всего 21-26% рынка, это стало самой низкой долей с начала 2000-х годов. Хотя доля частных банков конечно и может восстановиться, если ЦБ, как обещает, продаст свои недавно приобретенные банковские активы, находящиеся под управлением ФКБС, однако продажа этих банков на рынок довольно сложная задача и крайне маловероятна в ближайшее время.

Обзор полностью

Подпишитесь на нашу рассылку, и каждое утро в вашем почтовом ящике будет актуальная информация по всем рынкам.

Орлова Наталия
Орлова Наталия
главный экономист
"Альфа-Банк"
участник рейтинга
и оцените материал  
Ваша оценка будет первой!
В мой блог
и оставьте свой комментарий.
 
Обновить
Комментариев нет.
 

Прогнозы «Ленты Финама»

 
Делайте прогнозы, набирайте баллы, участвуйте в конкурсах и получайте призы.
Курс доллара к рублю
на 31 августа
Курс доллара к рублю
на 31 июля
Курс доллара к рублю
на 28 декабря