facebook
вконтакте

Лодка российской экономической политики плывет без мотора и даже без весел

О главном

В очередной раз приходится начинать с динамики цен на нефть, которые преподнесли очередной сюрприз в начале нового года, резко свалившись почти на 20% с уже ставшего почти комфортным уровнем $35-40/барр. Конечно, я не наберусь смелости утверждать, что данный уровень цен сохранится до конца года, но и обещать, что он вскоре вырастет у меня тоже нет аргументов.

Очевидно одно – события на мировом нефтяном рынке резко понизили уровень экономических ожиданий в отношении российской экономики. Массовый пересмотр прогнозов на 2016 год показывает, что на каждые $10/барр. среднегодовой цены динамика ВВП изменяется на 1-1,5%, то есть по мнению экспертов шансов на избежание еще одного года негативной динамики у экономики России, практически, нет.

Цена нефти Brent ($/барр.)

Источник: Bloomberg

Падение нефтяных цен неизбежно ведет к снижению экспортной выручки и падению курса рубля, снижению импорта, уровня потребления и инвестиций, то есть будет усугублять кризис именно в тех точках, в которых в прошлом году сформировались главные "болевые точки".

По воле волн

Динамика нефтяных цен явно не добавила оптимизма представителям правительства, которым мне довелось наблюдать на Гайдаровском форуме на прошедшей неделе. Хотя два их основных месседжа звучали вполне уверенно - 1) самое плохое уже позади; 2) могло быть гораздо хуже, - в глаза бросалось абсолютное отсутствие каких-либо идей и предложений, направленных на преодоление кризиса. При чем это касалось как текущего года, так и долгосрочной перспективы (Стратегия-2030). Похоже, что лодка российской экономической политики плывет без мотора и даже без весел.

Секвестр как панацея?

В какой-то мере мне даже жалко членов российского правительства, которые в очередной раз (даже затрудняюсь подсчитать в какой) вынуждены заниматься самым неприятным делом – обсуждением принципов и масштабов секвестра бюджета. Хотя официальная позиция состоит в том, что до конца первого квартала никаких решений принимать не следует (а, вдруг, нефтяные цены отрастут, как в прошлом году, и все усилия окажутся напрасными), работа над сокращением расходов идет вовсю, а ее предварительные итоги были уже доложены президенту Путину. И здесь, судя по сообщениям СМИ, случилась неожиданность – президент отказался принимать какие-либо решения, сказав раздраженно: "Хотите – делайте".

На мой взгляд, и здесь я солидарен с А.Кудриным и Т.Голиковой, никакой необходимости в секвестре расходов сейчас нет. С одной стороны, масштаб возможного сокращения оценивается Минфином в 512 млрд рублей, что даже не покрывает возможного падения доходов, связанного со снижением цен на нефть, которое Минфин оценивает в 1-1,2 трлн рублей. С другой стороны, российский бюджет составляется в рублях, и для него размер нефтяных доходов зависит не только от мировых цен, но и от курса доллара к рублю. И изменение последнего показателя всего лишь за 18 дней, прошедших с конца прошлого года, увеличило рублевую оценку резервных фондов Минфина на 400 млрд рублей. А еще не стоит забывать, что в бюджете-2016 создан президентский спецфонд размером 500 млрд рублей, использование которого находится полностью в руках одного человека. Кроме того, по данным Счетной палаты по итогам прошлого года на счетах бюджетополучателей "зависло" около 1 трлн неиспользованных рублей, которые Минфин смело может "прикарманить", направив их на финансирование расходов текущего года.

Одним словом, для меня решение о секвестре звучит как непродуманное и неаргументированное, которое явно нанесет вред экономике, не давая никаких видимых выигрышей.

Есть ли деньги?

Позиция Минфина в вопросе о сокращении расходов бюджета и ограничении размеров его дефицита строится на известном принципе – денег должно хватить вплоть до 2018 года. То есть при любых обстоятельствах у Минфина не должно возникнуть проблем с финансированием утвержденных расходов не только в этом, но и в последующие два года, что с политической точки зрения гораздо важнее, т.к. в марте 2018-го года предстоят президентские выборы, которые могут спровоцировать всплеск популистских решений.

По состоянию на сегодня Минфину, вроде бы, беспокоиться не стоит – объем средств в Резервном фонде превышает 3,8 трлн рублей ($49,95 млрд), и примерно столько же ($48,1 млрд) составляет остаток денежных средств в Фонде национального благосостояния (за вычетом явно неликвидных даже в среднесрочной перспективе вложений в депозиты ВЭБа, "префы" ВТБ и Газпромбанка, облигации РЖД и Украины). То есть удержание дефицита бюджета в течение трех лет в пределах 3% ВВП позволит профинансировать его полностью из резервных фондов, даже не прибегая к помощи Банка России.

Остаток средств Резервного фонда ($ млрд)

Источник: Минфин России

Структура вложений Фонда национального благосостояния

Источник: Минфин России

С другой стороны, жизнь, надеемся, в 2018-м году не заканчивается, значит, Минфин должен где-то в своей подкорке иметь в виду и 2019-й и 2020-й годы с их бюджетами. И понятно, что оставаться с пустыми закромами к тому времени ему совсем не хочется.

Алексашенко Сергей
Алексашенко Сергей
экономист

участник рейтинга
и оцените материал  
14 пользователей оценили материал на 3,8.
В мой блог

Комментариев нет.
 

Прогнозы «Ленты Финама»

 
Курс доллара к рублю
на 30 декабря
Нефть Brent
на 1 декабря
Курс доллара к рублю
на 30 ноября